Перейти к содержанию

BAD

МОТО59
  • Публикаций

    1 427
  • Зарегистрирован

  • Посещение

  • Победитель дней

    30

BAD стал победителем дня 26 августа 2018

BAD имел наиболее популярный контент!

Репутация

457 Внушает доверие

Информация о BAD

  • Звание
    В вашем мире - Я просто прохожий
  • День рождения 24.08.1959

Контакты

  • Сайт
    http://badly-raider@mail.ru
  • ICQ
    0

Информация

  • Пол
    Мужчина
  • Город
    ОЧЁР прекрасный уральский городок
  • Мотоцикл
    "УРАЛ" - легенда Российских дорог

Посетители профиля

1 869 просмотров профиля
  1. BAD

    Юмор

    у людей бывает и другой токсикоз.
  2. Байкеры УРАЛА Эта небольшая книга предназначена для не особо-взыскательного читателя, среднего возраста и предназначена для людей которые хотели бы получить на свои вопросы понятные и вразумительные ответы. Узнать про такое молодёжное движение, которое с недавних пор, начало шириться и крепнуть в нашем Уральском регионе. Это байкерское движение и зародилось оно, сейчас уже в далёких, семидесятых годах двадцатого века. Было это самое начало, видимо наша мотопромышленность выпустила достаточное количество мототехники, что мотоцикл стал доступен молодёжи и для некоторых он, в то время, стал главным предметом в жизни. В Больших городах стали появляться группы, так называемых рокеров. Мотоциклетная молодёжь стала сбиваться в компании и жить по своим, по придуманным законам и правилам, отрывались на дороге, обычно по ночам, когда на дорогах никого и ничего не мешает развить максимальную скорость, на которую были способны тогдашние мотоциклы, устраивали всевозможные соревнования и вели себя вызывающе, откровенно не любили автомобилистов. Сколькие пострадали тогда, от таких ночных компаний, а сколько было выбито лобовых стекол, фар и фонарей. Милиция и ГАИ просто лютовали по отношению к рокерам, пытались остановить творимый ими беспредел. Но это крайности, что с одной, что с другой стороны. Главное, что всегда оставалось в компании это мотоцикл и общение себе подобными, понимание того, что большой компанией и веселее, и по приколу, да и сила коллектива чувствуется, когда ты один из ста и на дороге. Групповая езда, это всегда неординарное и захватывающее действо, да и со стороны смотрится мощно и красиво, а какой рокот стоит, когда едет компания в сто и более мотоциклов. Тот, кто не видел этого, да и не пробовал тому, конечно, трудно это понять. До наших дней, из тех далёких семидесятых, как говориться, на мотоцикле доехали не все. Кто погиб в авариях, кого доконала наша радиоактивная действительность, а тот просто помер или потерял столько здоровья, что ему уже не до мотоцикла, кто просто спился, кто уже пересел на автомобиль, кто-то понял, что это всё не для него. В общем, у каждого найдется сотня причин. Но из тысячи тогдашних пацанов, гонявших лихо и безрассудно, все-таки остались единицы, те немногие, которые уже тогда осознали, что это именно то в этой жизни, что им нужно – смысл в жизни – мотоцикл и все, что с ним связано. Вот об этих немногих и пойдет разговор в этой книге. Эти люди, еще тогда, пацанами, начинали экспериментировать с мотоциклом, уже тогда их не устраивало в технике что-то. Хотя альтернативой в Домах пионеров и при горкомах комсомола появлялись секции картинга и мотокросса, куда молодежь валила просто валом. Причина простая – все там было на халяву, ни забот за топливо, не болела голова за запчасти – все это были заботы государства, партии и комсомола. Но рокеры всегда были особняком, не политизировались они ни тогда, ни сейчас. У них была простая и своя религия – мотоцикл. Они на свои кровные и со своими мотоциклами проводили усовершенствования и форсировки, раскраску и прочее. Во времена запретов на эротику и порнографию, у тогдашних рокеров в гаражах обязательно висели плакаты с голыми девицами. Хотелось им показать хотя бы себе и своим друзьям, что тебе по обочине все запреты, хоть какая-то видимость свободы в душе у каждого рокера была. Запрещено было ехать без прав, без номера и шлема, пожалуйста, они едут без всего этого, на свой страх и риск, их ловили, но они все равно ехали. Но шли времена, менялся строй, менялись правительства и порядки с понятиями, менялись идеология и общечеловеческие ценности, менялось все, и многим людям было больно и страшно за свое будущее. Единственные люди, которые не разочаровались в жизни – это те, у кого, в принципе, ничего невозможно изменить – это мотоцикл и дорога. Эти вещи остаются неизменными и навсегда. Прошла эта неторопливая эволюция, и тогдашний рокер постепенно стал байкером, все с тем же своим взглядом на мир, со своими ценностями, со своей идеологией, со своими законами и понятиями. Конкретно об этих людях и пойдет разговор, иногда в ироничной, иногда в лирической, но больше в серьезной форме. Это не учебник, это просто взято из жизни, со своими эмоциями и взглядами. Мнение автора может не совпадать с мнением читателя, но тем не менее. «Байкеры Урала» Кто они такие, чем живут, их идеология и увлечения, все о байкерах Уральского региона. Байкер – это человек на мотоцикле, но не просто мотоциклист, а лучшая часть мотоциклетной братии, человек, который любит мотоцикл, может быть, больше себя. Байкер – это смысл в жизни, в который вложено все или почти все. Здесь в Уральской глубинке, где мотоцикл иностранного производства большая редкость, используется в основном мотоциклы отечественного производства. Байкеры Урала в основной своей массе используют марки «ИЖ» и «Урал» - разных лет выпуска. Видимо мощность мотора этих мотоциклов, по понятиям байкеров, достаточна для преодоления наших дорог и уральских перевалов. Эти моторы любимы у байкеров, еще и за то, что они просты, неприхотливы, а в умелых руках, не такие и прожорливые, потребляют обычный, наш, низкооктановый бензин и масла, которые всегда есть на АЗС. На который везде и всегда можно найти запчасти, даже в любой захудалой деревне можно найти разбитый или убитый мотоцикл, с которого можно снять запчасть, а за бутылку водки или две, можно договориться с хозяином за весь мотоцикл. То, что мотоцикл ломается, это не секрет, любая техника наших дорог не выдерживает. Дороги - это вообще отдельный разговор, об этом поговорим позже. Так вот наш байкер в основном использует мотоциклы марки «ИЖ», но больше марки «Урал» разных модификаций, предпочитает избавляться от корыта, то есть коляски, которая на дороге, просто тормоз, да и не везде проедешь с коляской. Конечно, возникают проблемы с ГАИ, ведь по инструкциям завода изготовителя – эксплуатация тяжелого мотоцикла запрещена без бокового прицепа. Мотоциклы одиночки Ирбитского мотозавода «Соло», «Вояж» и «Волк» появились совсем недавно, да и запчасти на эти модификации пока не найдешь, а некоторые модели порою непроработаны или имеются конструкторские промахи, поэтому предпочтение отдается базовой модификации «Урала» - это ИМЗ 8.103.10 – это можно сказать кастом, начало вокруг чего начинается создание байкерского мотоцикла. Не секрет что байкер делает мотоцикл под себя и сам. Это то в чем байкер может самовыразиться, поэтому мотоцикл байкера всегда индивидуален. Мотоцикл обычно перебирается полностью, все, что можно отхромировать и отполировать, хромируется и полируется. Для настоящего байкера ведь мотоцикл как икона для верующего. Все свободное время так или иначе посвящается мотоциклу. Серьезные работы обычно начинаются по концу сезона и в зимний период. Ремонтируются все узлы, детали на которых замечен износ или пришло время замены – заменяются, почти все прокладки выкидываются, все садится на герметик. За зиму приобретаются или вымениваются все расходные материалы. Байкер для своего мотоцикла подбирает обычно все самое лучшее, ведь мотоцикл это самый настоящий брат байкера, который не должен подвести на дороге, а значит для родного не жалеют ни средств, ни сил, ни времени. Зимний период не есть затишье в байкерской жизни, ездить можно круглый год, но тогда не будет столько времени на уход за техникой. Все равно, когда-то придется делать капремонт. В зимний период больше изнашивается двигатель и ходовая, так как вся смазка замерзает и механизмы работают почти на сухую, да и дорога зимою не сахар, кто ездил зимой, тот меня поймет. Большинство байкеров в этот период, именно, занимаются ремонтом и переборкой. Ладно если есть теплый гараж или, в идеале, ремонтная мастерская со всем станочным оборудованием. Есть люди у которых всего этого нет и живут они в многоэтажке, да на пятом этаже. Так вот, мотоцикл разбирается на все подъемные части и просто переносится домой, домашние от этого, правда, не в восторге, возникают скандалы и всякие проблемы, может быть поэтому байкер не заводит семьи, а если семья уже есть, то им ничего не остается как привыкнуть к этому или смириться, или воспринимать всё как есть. И потом очень трудно объяснить жене или матери, что всю зарплату отдал вот за эти железячки или дяде Васе из гальваники за хромировку чего-то, что все равно не поймут , а этот дядя Вася для байкераиной раз роднее, чем вся родня. Ох не понять, простым людям, темную душу байкера. Ладно если это простой ремонт, а если идет усовершенствование, когда один и тот же узел снимается и ставится на место по нескольку раз, подгоняется, подтачивается и пристраивается по месту, чтобы сидел как родной. Под усовершенствование и переделку может попасть любой узел или деталь, это как бог байкеру на душу положит. Из цикла: Мотоциклисты Байкерам посвящается «Зимой» Опять зима, скользят колеса и мотоцикл в занос несет Кругом бело, стоят морозы и многим на дороге не везет. Одни жестянщики довольны и без работы не умрут. Открыт сезон, побитых, гнутых опять толпой сюда попрут. У скорой тоже дел не мало, гостеприимно морг открыт И на погосте новоселам опять квартиры будут рыть. Кого-то дома не дождутся, больничный нужен им уют Его собрали на дороге, а значит сдохнуть не дадут. А тот который пер покруче, его встречает мир иной. Протаял дырку в гололеде своей разбитой головой. И прежде, чем куда-то ехать, подумай лучше наперед, А нужно ли, когда на трассе, обыкновенный гололед. Когда твой байк в кювет уносит и не спасает мастерство. Дорога просто не прощает на ней любое баловство. Я значит просто не поеду и мне не надо никуда. Я отложу дела до лета, дождусь когда придет весна. Займусь ремонтом и покраской, повешу новый прибамбас И не отнимет прав зимою, какой-нибудь гаишник-пидарас. Я не спеша схожу до леса, на лыжах с горки прокачусь, А если лыж и санок нету, то просто так пешком пройдусь. Забуду все дела мирские, морозным воздухом дыша И отдохнет от жизни бурной моя блудливая душа. Снежок скрипит под сапогами, деревья в инее стоят. Как желтый прочерк в небе синем, синицы стайкою летят. Тебе же просто не сидится, ты хочешь быть в пути всегда, Так не гони, езжай тихонько и стороной уйдет беда. Зато по открытие сезона, настоящий байкер это счастливый человек, он вкушает от жизни все, а радость иной раз, просто, безгранична. Проходят последние регулировки и доводки и летний сезон, весь без остатка, можно ловить кайф от поездок, от проделанной работы, от общения с себе подобными. Теперь у него одни заботы: знать где и какого качества бензин, по какой цене и где взять денег на него, как запастись маслом и прочей мурой, без которой, порою, нельзя обойтись. За зиму подкапливаются средства и на дальние поездки. Ведь настоящим байкером может считаться тот который не боится отправиться в дальний путь, а это от 1000 км и выше. В дальней дороге может случиться всякое: от легкой поломки до серьезной аварии, а значит байкер должен быть готов к этому как морально, так и физически. Нужно еще в дальней поездке и везение, и удача, без них бывает очень трудно. Ведь когда попрет невезуха, лучше просто никуда не ехать, не знаешь в чем это выразится. Из цикла: Мотоциклисты Байкерам посвящается «Не везёт» Все это случилось в дороге, мотоцикл мой, как вкопанный, встал, А мне так хотелось добраться до дома, ведь я от поездки сегодня устал. Ну что ж, достаю инструменты, привычно свечу отвернул, Зазор вроде в норме, ребята, и я коленвал крутанул. Сверкнула искра ломовая, такой убивают слона. Вот только свеча-то сухая, а мокрой должна быть она. Ну ладно, теперь карбюратор, а он, сволочь, грязный такой. Втопил поплавок я, по самое некуда, но он оставался сухой. Со страшной догадкой, в башке бестолковой, я крышку у бака сорвал. И силился вспомнить тот день на неделе, когда я бензин заливал. И сердце забилось сильнее, когда я в сам бак заглянул, Меня ядовито и резко бензиновый пар опахнул. Он пуст был, как бубен шамана, как в засуху высох родник. Уже вечерело, до дому далеко, зачем мне такой боевик. Часа полтора просидел я понурый, слушая звуки земли. И краешком уха услышал я пенье, рокот мотора в дали. Все ближе ко мне приближался, то кто надежду мне вез. Я в сумерках встал на средину дороги и все это было всерьез. Я ждал и прошла будто вечность и ждать уже не было сил, Его я считал за спасителя, а он вот меня чуть не сбил. «Что стоишь по среди дороги?», «Какая случилась беда?» Он спросил голосочком тоненьким и я понял не он, а она. Я, поверьте, не сразу нашелся, что ответить на эти слова. Предо мною стояла девчушка, а под ней тарахтела «СОВА» «В общем, слушай, обсох я подруга и давненько уже стою, Мне б бензинчику, хоть немного, чего хош за него отдаю». «Извини» - она мне сказала – «У самой, в общем, на нуле, Только ты брат не падай духом, слушай, что я скажу тебе, Растолкай мотоцикл под горку, а когда же кончится лес, Под горою, по правую руку, ты увидишь стоит АЗС». Ну спасибо, вот не знал! Два часа, блин, простоял! Настоящий байкер никогда не проедет мимо своего собрата, если тот сломался или ремонтируется. Есть негласная взаимовыручка на дороге у байкеров, точно такая же как у шоферов-дальнобойщиков. Отдай последнее, что можешь товарищу по дороге, но помоги. Из цикла: Мотоциклисты Байкерам посвящается «Встреча» Весь в коже, бородатый и пузатый, с цепями и крестами на груди Он ехал тогда на тусовку и лучше с дороги уйди. Та встреча была мимолетной, он мимо проехать не мог. Сопливый парнишка стоял на дороге, просил, чтобы кто-то помог. Свернув на обочину плавно, он заглушил аппарат. Подошел и спросил парнишку – «Чего приключилось, брат?» -«Да вот, я изломал генератор и напрочь пропала искра, Мотик работал как часики, но все это было вчера. Теперь вот стою и скучаю, в моторе не пру нихрена, Полдня я уже загораю и только обида одна». -«Ну ладно, давай разберемся, что у тебя за излом. Может делов на копейку, а может в металлолм. Смотри, этот провод на щетку, его оттрясло – приверни. И клемник разбит на релюшке, приедешь, его замени. Да провод зачисти на клемме и здесь вот еще затяни. И время от времени, после поездки, сюда не ленись, загляни. Делов-то, а ты волновался, ну вот, все в порядке! О’кей! Люби свою технику парень и будешь кататься на ней». Он свой мотоцикл заводил, просто прелесть, от хрома аж резало глаз Прогрел, не спеша повернул на дорогу, а после прибавил газ. Парнишка собрал инструменты, а после в деревне сказал Как он изломался в дороге, как байкер ему помогал. То, что байкером может называться не всякий, так это прописная истина. Есть люди, у которых в гараже или сарае стоят мертвым грузом убитые или нерабочие мотоциклы, среди этого хлама встречаются и старинные «БМВ» и даже военные «Харли», но их хозяева их не восстанавливают или просто не знают как это сделать, запчасти на них давно не выпускают и проблема найти по рукам. Да им это и не надо, они таскают байкерский прикид, разговаривают на байкерском сленге, козыряя знанием или знакомством с крутыми мотоклубами. Которые добираются на байкерские тусовки исключительно на автомобиле. С такими ребятами настоящий байкер и разговаривать не будет. В сознании байкера всегда должен отражаться комплект, при том полный. Вот я и мой аппарат, а потом вокруг этого и пойдет разговор. Это уже потом будет обращаться внимание на прикид, на татуировки, на знакомство с байкерами из других мотоклубов. Но сначала –Ты и аппарат. О прикиде и татуировках поговорим позже, время терпит. Сейчас «Ты и аппарат» - именно аппарат. Уважающий себя байкер, всегда своему железному брату даст имя, которое наносится на борт, а иной раз фигурирует в тату на теле байкера. Обычно аппарат байкера изобилует всякими прибамбасами и примочками, но все они не просто так, каждая мелочь несет на себе какую-нибудь функцию. Даже на любой мало-мальской тусовке, аппарат байкера всегда узнаваем. Мотоцикл обычно выделяется еще и тем, что прошел много дорог. Как определяют путника пешего прошедшего дальнюю дорогу? У него усталый вид, запыленное лицо, в глазах какая-то отрешенность и безразличие. У костра он валится с ног. Вобщем усталого человека видно сразу. Так выглядит и мотоцикл настоящего байкера. Краска на аппарате покрыта пленкой, иной раз трудно смываемой. Пленка – это смесь дорожной пыли, битума, резины и еще черт-те что, но обязательно это покрытие радиоактивно, мы ведь на Урале. Плюс сюда еще раздавленные скоростью мелкие мошки и комары и их внутренности, бывают и крупные представители насекомого мира, которые на скорости влетая в лобовое стекло, оставляют после себя кляксу, цветом эти кляксы бывают разные. Бывает, что такой вот представитель влетает байкеру между шлемом и очками, а все это на скорости под сто. Тогда эта тварь превращается в хороший летящий молоток, после такой встречи байкер, редкий случай, отделывается легко. Потому, что напрочь вышибается сознание, на полминуты, а за это время может случиться, что угодно. Ты можешь просто вылететь с дороги, а можешь вылететь на встречную полосу и тогда моли бога, чтобы тебе там не повстречался МАЗ или КАМАЗ груженый железо-бетоном. На все воля божья, как говорится. Вобщем, любой вот такой бессознательный не зависящий от тебя вылет кончается обычно плачевно. Из цикла: Мотоциклисты Байкерам посвящается «Как-то летом» Вот и наступает снова лето, радуга красок земных. Этого не видим мы порою, лишь зимой вспоминаем про них. Как шар золотой – раскаленный, в мареве знойном висит, А в перекатах, камнями играя, горная речка бежит. Кругом стоит цветов благоуханье. Ромашки, незабудки, васильки. А над поляной кружат хороводом бабочки, стрекозы, мотыльки. Я присел у дерева большого, ни о чем не думал, я мечтал. В голубом, родном, высоком небе, коршун круг за кругом нарезал. Я губами зажал незабудку, простенький, русский цветок, А в вершине, с хвоею играет ласковый и теплый ветерок. Я почти задремал, так бывает, кайф обломит какой-нибудь плут. Прямо в спину, как шило под сердце, засадил здоровенный паут. К черту все травки-муравки и всякая тварь под ногой! В жару вспоминаем мы зиму, как ценим мы лето зимой. Я завел мотоцикл и поехал, втыкая четвертый зуб. Сотню валю по спидометру, черный выхлоп пуская из труб. И надо ж такому случиться, в лоб получаю удар. Ладно хоть скинул скорость и на обочину встал. Плыли круги разноцветные, гудела, болела башка. Я обтер со лба, что-то желтое, да крылья большого жука. Хорошо не попал ты байкер под стадо летящих коров. Это зимою спокойней, зимой просто нет комаров. Но это опять же на любителя, кто-то ездит в глухом закрытом шлеме, некоторые такие шлемы не признают, в нем жарко, не чувствуешь лицом скорость, ветер не завывает, плохо курить и плеваться, а это одна из составляющих жизни байкера. На трассе, между постами автоинспекции, шлемы вообще снимаются, на голове байкера остается только бандана, простой хлопчатобумажный платок, обычно черного цвета, не так заметна пыль и грязь и который можно простирнуть в любом ручье, который высохнет прямо на голове. Банданы выбираются обычно по вкусу и рисунки ни них бывают разные, тематика рисунков обширна и говорить об этом не будем. Единственное, что должно присутствовать в рисунке так это или крест, или крыло или череп. Крест – это охранный, божественный символ, крыло – отличает любителя скорости, а череп – это показатель того, что этот байкер не боится смерти. Которая, в принципе, всегда рядом. Но тот кто понимает такую философию жизни как этот – «Когда она есть, меня нет, а когда я есть, ее нет». Бояться смерти не имеет смысла. Из цикла: Мотоциклисты Байкерам посвящается «Костёр у дороги» Я вчера неудачно упал, а сегодня меня уже нет. Было мокрым шоссе от дождя и слепил мне глаза дальний свет. Вылетая с асфальта в кювет, не успел я подумать о том «Что уже никогда не вернусь, без меня опустеет мой дом». А пока, только, больно в груди и колени глушителем жжет. Силы нет, просто встать и уйти, а из бака бензин все течет. Я про бога тогда вспоминал – «почему же он мне не помог?» Может жить бы остался наверно, если сам бы подняться я мог. Я тогда зажигалку достал непослушной, разбитой рукой. Хоть последний разок покурить, а потом отвалить на покой. Вдруг услышал я чьи-то шаги, скрип колес и дыхание в ухо. - «Ой да он нежилец – поди! Ноги сломаны, порвано брюхо». Палец чиркнул тогда кремень и последний прорвался вздох… Это после скажут как было «Что мол байкер был сильно плох». Он лежал и горел как факел, мотоцикл свой держа на груди. А кто-то вопил истошно «Щас взорвется! Не подходи!» Шлем байкеру, в принципе, не нужен, он как говорится для автоинспекции, но если положено иметь, значит положено. И байкер шлем имеет и такое разнообразие этих шлемов, чем только они не расклеены или раскрашены, какой только росписи на них нет. Каких только эмблем и символов не встретишь. Прикручивают рога, приклеивают перья и прочее и прочее. Как разнообразен мир, так многообразна и фантазия байкера. Ведь очень многие байкеры еще и любители шока. Всем своим видом байкер незабываемо отличается от простых граждан. Про этих ребят в народе говорят коротко и емко – «Один раз увидишь - не забудешь». Из цикла: Мотоциклисты Байкерам посвящается «На тусовку» на коротко постриженную голову черную бандану повязал, Повесил с нержавейки цепь на шею, да с собой пару флагов взял. На ногах сапоги с титаном, в голенище потертый нож. На плечах пара новых тату, на кого ж я теперь похож. Косуху запыленную на плечи, перчатки с черепами натянул, Выкатил байк на дорогу и по кику запнул. Прогревались котлы не долго, аппарат выше всех похвал. Я воткнул передачу неспешно и вперед мотоцикл побежал. Обогнал не спеша «волгу» черную, в ней два дяди ведут разговор. -«Во смотри, Емельяныч, байкер!» - «Да они в нашей жизни как сор». -«Не скажи, есть ребята, что надо! Особенно их командир. Правда они очень странные. У них свой загадочный мир». Я не слышал их треп, ехал дальше. Мне просто нет дела до вас. И привычным маневром «в слепую», обгоняю груженый КАМАЗ. Под колеса ложится дорога, серой лентою в даль уходя. Остановись, погоди прохожий и помолись за меня. Подо мною не «Харли», не «Хонда», а простой как капустный пирог, Подо мной наш «Урал»-работяга – Легенда российских дорог. Догоняю в пыли дорожной точно таких же как я, Для приветствия посигналил, это были мои друзья. У дороги старуха с корзиной, по полтиннику каждый глаз. Мы едем мимо, так надо, прибавляя тихонько газ. -«Что пялишься дура, мы ведь не голые!» Кто-то крикнул из нас И бабка отпрыгнула в сторону, беспрестанно крестясь. То, что байкеры любят шокировать наше Уральское население, то этого у них не отнимешь. Неуютно становится простому человеку, когда он оказывается рядом с байкером. Первое то, что сразу не могут понять кто перед тобой, а непонятное или необъяснимое всегда пугает. Лишь мальчишки воспринимают все как есть, в их глазах всегда увидишь любопытство и зависть, не раз слышал их разговор – «Пацаны, когда я вырасту и мне папка купит мотоцикл, я тоже стану байкером!», но им, пацанам, пока не ведомы жизненные устои и ценности. Когда они вырастут, то не всякий станет байкером, должно пройти много времени, когда человек решит, что это именно то, что ему надо – жизнь байкера. Сколько надо устоять против всяких соблазнов, чтобы не свернуть с этой дороги в байкерский мир, ведь сердце настоящего байкера принадлежит навсегда – мотоциклу. И зря говорят – «Будь у него автомобиль и он перестанет быть байкером». «Мол, эти ребята байкерами-то стают по бедности своей» - как заблуждается человек произнесший эти слова. Тот кого прельстит авто, тот просто не может быть байкером. Некоторые байкеры вбабахивают в свои эксклюзивные аппараты, порой столько средств, что с лихвой хватит не только на автомобиль, но и на гараж с прицепом. Аппарат байкера – это не просто любовь, а любовь с большой буквы. Он ему отдает все или почти все – время, деньги, нервы, кровь содранных рук, разбитые локти и колени. Делит с аппаратом все лишения и горести пополам, они вместе ловят кайф от скорости, от увиденных и живописных мест – мы ведь на Урале – на самой красивой земле. Даже смерть они делят, тоже пополам. Трудно конечно понять людей, за что они любят свое железо, а объяснение очень простое. Проще сравним с людьми – как относятся к людям которые в трудную минуту спасуют, могут подвести, предать, продать, солгать и тому подобное. Их, что очень любят? А вот аппарат у байкера просто не имеет права на все это, за что его и любят, бывает что изломается или выйдет из строя, так это, извини чисто твоя вина, не доглядел, так что пеняй на себя. Видно пожалел денег на ту или иную запчасть, а с любимыми так не поступают. Здесь или все или ничего, точно такое же отношение и к тебе со стороны аппарата. – « Не обессудь, байкер – как ты ко мне, так и я к тебе». То, что байкеры странные люди – не мне судить, я ведь сам такой, и не пойму какая странность в том – когда всадник похлапывая коня по шее или холке, приговаривает с ним, зовет по имени, рассказывает ему где им придется туго и что помочь им некому и то, что всадник после дальней дороги всегда поблагодарит своего коня. В этом ничего странного нет! Ведь правда. То же происходит с байкером и его аппаратом – те же отношения, есть другое, иной раз непонятное самому байкеру. Чисто исправленный мотоцикл, который заводится с полтычка, с пол-оборота, отказывается запускаться, в наличии буквально все и искра и бензин и все остальное, а не заводится, хоть убей, умоешься потом, бесполезно. А поздоровался ли ты с ним? А бывает аппарату просто не нравится, когда ты в его присутствии похвалил другой, или он просто не любит твою жену, а стало быть не повезет, хоть сдохни. Сможешь договориться – все нормально. А поцелуй в бак – в благодарность за дальнюю дорогу без проблем – это нормальный человек вообще отказывается понимать. Байкер твердо верит в то, что в его аппарате есть душа, хоть он и железный, но он живой. Не раз было, что тяжелую дорогу преодолеваешь с ним вместе, в паре, нутром чувствуешь, ты с аппаратом одно целое, чувствуешь его боль как свою, там где должно сломаться знаешь задолго, чувствуешь сам и поэтому вовремя даешь передышку или принимаешься за ремонт. То, что настоящий байкер – это всегда путешественник, об этом тебе скажет любой. Мало того, это ребята в своих путешествиях, иной раз, заезжают в такие места, где и ехать то не возможно, а все потому, что хотят увидеть истинно-красивые и не испоганенные места, ну а если туда проложен асфальт и туда проезжают автомобили то это уже не красивые места, а так себе, автостоянки. Байкер не особо требователен к себе, ему в этой жизни, для себя, не много надо. Может долго обходиться без атрибутов цивилизации, телевизора и всяких удобств. Ночуя под небом или в палатке, попадая под дождь и слякоть, когда палит солнце и рвет ветер, это надо быть, в натуре, выносливым человеком. А пища, которую байкер потребляет в своих путешествиях? Ни одна санэпидемстанция не брала пробы воды из источников, из которых байкер напился или сварил себе суп. Нормальный человек не будет потреблять то, что байкер с аппетитом съест перед сном, а для него, проехавшего целый день, это варево самое вкусное. Много ли надо на этом свете для полного счастья. Неделями немытые, грязные, колесят они по дорогам нашим и чувствуют себя прекрасно, наматывая на колеса не одну тысячу километров, могущие рассказать многое о жизни нашей. Каждый байкер на своем пути видел такие красоты, которые по телевизору не увидишь. Вдыхали самый чистый воздух на горных перевалах, пить самую чистую воду родников и ручьев, видеть зверя, не в клетке в зоопарке, а на воле, правда от этих братьев меньших иной раз достается и байкерам. Отлучишься ненадолго, а все продукты уже кто-то съел или уволок, а мы все плачемся, что жизнь плохая и дорогая, у этих ребят, которые уперли продукты, жизнь видимо еще хуже. Ну да ладно, не каждый же день такое бывает. А вечером у костра, на берегу речки – часто ли ты проводил время? Путешествуя, байкеры делают это все время, скажешь – романтики – может быть, жизнь у нас такая и она нам нравится. Из цикла: Мотоциклисты Байкерам посвящается «Расскажи» Расскажи мне байкер, про туман, что стоит над утренней рекою, Расскажи пожалуйста про лес, как лесною ехал ты тропою. Не томи, открой скорее душу, расскажи про лето, расскажи. Там где был совсем недавно, слышишь, просто мне на карте покажи. Расскажи про ветер на дороге, и про солнце, что в чужом краю. Может там оно поласковее светит и живут там люди как в раю. Ладно! Слушай, я скрывать не стану, что родная сторона милей. Точно так же там страдают люди, только вот погода потеплей. Солнце там все так же ярко светит и бывают теплые дожди. Горы поднимаются до неба, за полдня к вершине не дойти. Там мы небо трогали руками, облака там были словно пух. Глянешь в низ, так замирает сердце, еле-еле переводишь дух. Ветерок там ласковый как кошка, нам лицо и руки облизал. Ну а лес звенящий и душистый, пеньем птиц все дальше зазывал. Запах леса смоляной и пряный, настоян был на травах и цветах. Мы вдыхали полной грудью воздух, и невольно вырывалось «Ах!» С родника мы пили – зубы ломит, чистая. Кристальная вода. Там мы забывали все на свете, там была другая красота. А потом опять была дорога, сменяя поворотом поворот. Каждый раз открыв нам, что-то новое, ну а что сам черт не разберет. Сколько литров топлива сожгли мы, я уже не помню, хоть убей. Так же не запомнил, сколько было злобных, недоверчивых людей. Больше было добрых и открытых, их встречали много, много раз. Только почему-то не заметил, что они счастливей были нас. А когда наступит снова лето и в полях ромашки зацветут, Нас опять с тобою в даль далекую росные рассветы позовут. Будем пить с тобой мы воздух чистый, у реки поедем, по лугам. Только раз бывает летом – лето, ты конечно это знаешь сам. Снова нас не будет очень долго, сам пойми, ведь это не обман. Сам потом с расспросами пристанешь, расскажи мне байкер про туман. За путешествия можно разговаривать долго, главное, чтобы по всем тем местам, куда хотелось бы съездить, была дорога. Маршруты путешествий байкеры никогда не выбирают на авось, каждый маршрут прокладывается с умом, по картам и атласам, выспрашивается информация у друзей - байкеров ,где и какие красивые места есть, где они побывали, как лучше туда проехать. Пол-зимы иной раз уходит на добывание карт, на прокладку маршрута, копятся деньги на бензин и жратву, примерно знаешь сколько километров намотаешь на колеса, не знаешь только какая будет погода, ясно, что погожим днем путешествие гораздо интереснее. Но все не предусмотришь, случалось ночевать и в мокром лесу, пережидая дожди не один день, сидя в палатке, а после, по раскисшим дорогам тащить мотоцикл чуть ли не на своих плечах, работая топором и лопатой, вытаскивая аппарат лебедкой из грязи и снова лезть в грязь. Устаешь как черт, а над тобой комары размером с воробья. Не спасает никакая мазь. Иной раз дорога до того разбита, что едешь со скоростью на которой тебя эта лесная братва ест живьем. Спасает экипировка, которую для себя ты сам приготовил, те кто не придал этому значения, почувствует на себе, в итоге, на следующий раз будет умнее и это предусмотрит. Путешествовать компанией всегда интереснее, да и легче из калужины мотоцикл вытолкнуть если ты с компанией, есть кому тебя сфотографировать. Но случается, что ты едешь один, и не сможешь показать увиденное, не передашь те чувства которые испытал на словах. Не всякий байкер словоохотлив, скажет просто было нормально и все. И в этом не его вина. Хочешь это узнать, увидеть, почувствовать, отправляйся в путешествие сам, тебя ведь никто не держит. Ну а если держит сад или огород, семья и дети, комфорт и цивилизация, тогда – извини! Байкер все это в карты не проиграл и отправляется в путешествие легко, без проблем. Он давно для себя решил куда и зачем он едет. Из цикла: Мотоциклисты Байкерам посвящается «Ветер» Как то летом, ветер теплый под колеса залетел. И сказал – «Послушай, байкер я с тобой побыть хотел. Может ты со мною, слышишь, потусуешься чуть-чуть?» -«Хорошо! Давай с тобою я отправлюсь в дальний путь, Только ты ни днем, ни ночью, другом будь, не покидай. Днем моторы охлаждаешь, ночью мошек отгоняй». -«Что ж тогда договорились, может сразу и рванем?» -«Подожди хоть, дай собраться, утром едем или днем? А пока приятель давний, расскажи где побывал. Про красу земли уральской, что когда-то повидал. Может быть в места такие мы с тобою попадем, Где цветущие долины умываются дождем. Где все время солнце светит и шумит река, Где дороги не разбиты и стеной стоит тайга». -«Знаю, есть места такие, там не раз бывал, Земляничные поляны, там где перевал. Видел я озера, реки и в горах бывал. Только вот дороги ровной я там не видал. Все российские дороги, вот уж много лет В колеях, ухабах, лужах, а путевых нет. Что ж поедем сам увидишь и за много дней Впечатлений будет море, встретим и друзей. Проведем с тобою, байкер, вечер у костра. Утром крикну из тумана. – Уезжать пора!» А пока, бывай, приятель, завтра свидимся с тобой!» Он умчался в даль, за поле, я погнал домой. А домой возвращаться всегда радостно и легко, а еще везешь с собою кучу впечатлений, сколько было приключений и ситуаций в дороге. Это всегда интересно – познавать мир, познавать в натуре, по настоящему с его запахами и звуками, с его красками и разнообразием. Чего не почувствуешь и не испытаешь когда ты дома, в цивилизации. Мир где все просто и понятно начинается там, где кончается цивилизованный мир. А изречение – Мир принадлежит тем – кто путешествует – наверное придумали байкеры. Из цикла: Мотоциклисты Байкерам посвящается «Всего один день в дороге» Всех странников что-то гонит из дому. Так же случилось со мной. Собрав барахло, котелок и удочки, я через месяц приеду домой. Маршрут выбирался серьезно, было много «против» и «за», Но не мы выбираем дорогу, дорога нас выбирает сама. И пускай средина лета, дорога с собою зовет. Нагружаем мы байк основательно и пусть нам в пути повезет. Бак залит был под самое горло и мы отправляемся в путь. Позабыв про дела домашние, мы ехали с тобой отдохнуть. Ветер в спину попутный дует, мы едем вперед, на восток, А в глаза летят километры наших, старых, российских дорог. Вечереет, жара спадает и по карте должна быть река. Отдохнуть надо, да искупаться и от газа устала рука. Вот и речка, я карте верю, а вот здесь обозначен брод. И с разгона в реку влетаем, надо же! Какой идиот! Ладно?! Хватит! Такое бывает. Разведем небольшой костер, Поедим, да обсохнем с тобою и увидим, куда я запер. Место дивное, лучше не надо! Мы вбиваем последний кол. Расправляем брезент палатки, душистого сена набив под пол. А потом приготовив ужин и прикончив его заодно, Мы любуемся водопадом, у реки золотое дно. На ковре, в изумрудной траве мы лежим на спине и мечтаем И в безоблачном небе синем за звездою – звезду зажигаем. Наступает теплая ночь, звуки птиц потихоньку смолкают. Только слышно журчанье реки, треск костра, когда искры пускает. А по утру над рекой туман, пенье птиц и пора в дорогу. Собираем нехитрый скарб. Все хорошее понемногу. Новый день уже настает, открывая нам дальние-дали. Ну а если бы дома сидели, сколько бы тогда потеряли. Теперь заведем разговор о документах, которые имеет байкер, кроме водительского удостоверения и техпаспорта с талоном по техосмотру. Ему нужно иметь и свои документы как паспорт и медицинский полис, так на всякий случай и все эти документы должны быть в порядке. Потому, что на наших дорогах встречается много людей которые очень любят проверять эти бумажки, ладно гаишники, им достаточно первых, а вот на окраине какой-нибудь деревушки, где ты встал на ночевку в палатке, к тебе в гости может запросто заглянуть их участковый и ему твои водительские документы побоку, ему паспорт подавай. Потому, что в наших краях очень много зон общих, строгих и особых, с которых иногда убегают наши соотечественники. А так как байкеру проблемы эти вовсе не нужны, значит он имеет полный комплект этих бумажек. Есть у байкера еще и деньги, правда не весть какие, но есть. Это средства в первую очередь на бензин и на пропитание и еще небольшой НЗ на ремонт, если такой случится, и на поборы ГАИ – кои еще имеют место. Ведь для байкера, остаться без прав – это не лучший вариант, и значит нужно иметь возможность откупиться. В общем понятно?! Ну а сейчас подошло время сказать о том, как простой парень, мотоциклист, становится байкером. Именно становится и процесс становления начинается за долго до того, когда человек поймет, что он не кто иной как байкер. А начинается все безобидно просто – мальчишке покупают велосипед, это в 7-10 лет, именно в эту пору человек начинает любить скорость, познавать законы дороги, но душа мальчишки требует скорости все большей. Поговорка – «Какой русский не любит быстрой езды» - она распространяется на мужское население не взирая на возраст. Но не многие умудряются получить удовольствие и кайф от скорости которую развивает велосипед, поэтому ставится мотор, сначала небольшой или приобретается мопед типа «газульки» или «двухскоростной» и начинаются познания двигателя внутреннего сгорания. Из цикла: Мотоциклисты Байкерам посвящается «Боливар» Как жаль, что «Серая» твоя сломала ногу И один из всадников затих «Извини!» сказал Акула Додсон, «Боливар, не выдержит двоих». Это было в самом начале, он хромом и краской блестел, Но даже после обкатки двоих он возить не хотел. Ему доставались дороги, не всякий такие пройдет. Тропинки в лесу и разбитый проселок и даже сплошной гололед. В одну лошадиную силу мощность мотора была, Но этой силенки хватало под сорок нести седока. Не злился когда обгоняли, бензин потребляя любой. Носил легендарное имя, всегда был самим собой. Он легким был в управлении, имел свой автопилот. И тарахтел выразительно, как маленький пулемет. Но что-то случилось однажды и «Боливар» заболел. В холостую еще работал, а вот везти не хотел. Надолго о нем позабыли, он в дальнем углу простоял. Пока хозяйский парнишка учился и подрастал. Когда от седла до педали, у него дотянулась нога, Был поставлен вопрос, в крутую – надо лечить старика. Ему провели операцию, слава богу, запчасти есть, Поставили новое сердце – новый моторчик Д-Ь. И снова бежит дорога, нет покоя ни ночью, ни днем. Новый всадник летит по проулку, рубаху надувая пузырем. Куры разбежались в рассыпную, охнули старухи «ай да шкет». По улице пыль поднимая, пронесся старинный мопед. Потом отец сказал сынишке – «Из ста дорог, ты выбери одну. По которой ты сможешь приехать в нашу, байкерскую страну». К 14-16 годам запросы возрастают, приобретается легкий мотоцикл. Это или «Восход» или «Минск». Примерно в это время начинаются проблемы с автоинспекцией. Прав на управление еще нет, а ездить по полям и проулкам кайфу мало, ездить же по дорогам общего пользования еще нельзя, но все равно очень хочется. Проходит и это время, человек получает водительское удостоверение и опять его не устраивает скорость, а в купе и мощность, снова меняется техника. Это уже мотоциклы среднего класса «ИЖ», «ЧЗ» или «Явa». Некоторые на этом и останавливаются, иной раз из-за недостатка средств, а бывает, что человек полностью удовлетворен и мощностью мотора и скоростью которую дает мотоцикл. А может быть просто потому, что большую скорость за 100 км/ч на наших российских дорогах, просто опасно развивать и не только из-за качества самих дорог. Сам мотоцикл может быть опасен на такой скорости, даже новый, так как качество изготовления оставляет желать лучшего. Примерно в это время мотоциклист и начинает осознавать кто он. Этот возраст 20-30 лет, когда человек более или менее начинает разбираться в жизни, что он хочет от нее, какой образ жизни ему подходит или нравится. Вот тогда и начинает формироваться байкер. Тогда начинают удовлетворяться запросы по мощности и скорости, приходит понятие о надежности техники, начинается осмысленное и осознанное ее совершенствование и подгонка аппарата конкретно под себя. Начинаются более глубокие познания в науке регулировок, форсировок и всевозможных доводок. Байкеры которые не находят удовлетворения в технике, которую выпускают наши мотозаводы, начинают создавать свой мотоцикл, который по форме и содержанию должен удовлетворить их запросы. Но таких людей мало и их можно считать героическим авангардом байкерского движения. Многие из них не имея станочной базы и нормального гаража с мастерской, буквально в сарае и на коленке, сваркой и напильником умудряются изготовить шедевр, который на любой байкерской тусовке, всегда, собирает толпу восхищенных людей, людей которые разбираются в технике не понаслышке. А сколько времени, нервов и средств требует такая постройка, сколько зарубежных журналов перегребается, в поисках конструкции, внешнего вида и всего прочего, про это обычно не распространяются. И не всякий аппарат работоспособен с первого раза. Иной раз такой аппарат переделывается и переделывается, пока по понятию байкера не становится – это то, что мне надо! В основной своей массе, байкеры, не все такие умельцы и по этому используют в совершенствовании и переделках своих аппаратов, в основном, заводские узлы и детали, от других марок и моделей мототехники. Ведь мотоцикл байкера всегда должен чем-то отличаться от других мотоциклов. А в сознании байкера – его аппарат должен быть единственным, таким, на земле и должен от всех своих собратьев отличаться если не рисунком протектора на покрышке, то звуком сигнала, если не формой бака, так эксклюзивным рисунком или росписью и еще очень многим, что может прийти в голову. Взять тех же конструкторов с отечественных мотозаводов, что у них семь пядей во лбу и они все новинки придумывают сами, да нет же, все это срисовывается или фотографируется из зарубежных журналов, а так же подсматривается и слизывается чисто с байкерской техники, с другой стороны это и правильно, откуда заводу знать, что нужно нашему байкеру. Такие опросы то не проводятся. Это раньше так было, что выпустят на том и ездили, а теперь время другое, байкер просто не станет брать себе технику, которая устарела за долго до ее выпуска, а переделывать из паровоза –самолет напильником – мороки много. Переделки все равно необходимы для индивидуализации, но не все же переделывать. Вот теперь можно перейти к разговору о постройке самого аппарата. Не всякий байкер решается на это, хотя это можно назвать вершиной байкерского самоутверждения. Шутка ли мотоцикл собственной конструкции. Здесь возникает еще и такой момент – если аппарат получится жизнеспособным и в нем будут продуманные технические новинки, современный дизайн – тогда байкер может сказать – «Во бля, я один в сарае такое сделал, а вы на заводе, со всеми станками и кучей рабочих лепите фуфло». Это только в том случае самодельщик прав, если его аппарат превосходит заводские по многим показателям и жизнеспособен. На деле же все гораздо сложнее, в сарае да на коленке, без доброго станочного оборудования, получается отнюдь не шедевр, но индивидуальность присутствует, что байкеру и надо. Не секрет и то, что все российские Кулибины вышли из простого народа, а байкеры – это одна из составляющих этого же народа. Много времени проходит до того момента, когда в байкерской башке созреет приемлемый чертеж, это или просто подражание какой-нибудь иностранной модели или своего собственного аппарата. Конечно передовые технологии, гидротормоза, электростартеры и прочего наворота не игнорируются, но делаются все равно по своему. А начинается все с решения делать или не делать, резать или не резать. И когда решение принято, начинают резать почти все. Конечно все начинается с рамы, потом следует бак, рулевое управление, подвески и ходовая. Кто торопится, к черту всякий дизайн, лишь бы скорее тронуться в путь. Другие наоборот, все делают на совесть, аппарат у них как конфетка. Но на постройку уходит гораздо больше времени, зато потом эти ребята на мото-фестивалях и мото-шоу берут главные призы. Это как премия, как вознаграждение за проделанный труд. Остальные на них смотрят с нескрываемым восхищением. Да и на самом деле, кто рискнет резать и переделывать мотоцикл, когда не знаешь доведешь ли дело до конца или нет, а если это единственный твой мотоцикл, многие по этой причине и не решаются на такой ответственный шаг. А ведь еще есть автоинспекция, да тебе же просто проходу не будет от них, это ж какой ворох бумаг надо возить с собой, а сертификация чуть ли не на каждый узел, всякие квитанции и разрешения и еще куча разной муры. Голова кругом пойдет, ладно если ты на своем эксклюзивном аппарате тусуешься на даче или в деревне – проблем нет, а сунься в город, попадает твой единственный и любимый на штрафную стоянку и полный о”кей! Трудности конечно есть, но настоящий байкер даже в этом дурдоме находит выход. И преодолевая на своих единственных и неповторимых огромные расстояния и не один десяток постов ГАИ. Во как! Одним словом, эти ребята, если можно их так назвать, есть байкерская элита. Они свои аппараты любят гораздо больше, чем себя. С другой стороны являясь примером остальным – «Делайте ребята, самовыражайтесь – если я смог, сможете и вы» И если на тусовку в этом году приехали байкеры на супер-самопалах - так в байкерской среде называются самодельные аппараты, человек десять, то как пить дать, на следующий год приедет в два, а то и в три раза больше. И в каждом аппарате будет индивидуальность если хотите, свой прикол, не один не похож на другой, разве что сердце у всех будет одинаковое – это мотор. Эту штуку байкер не трогает, это святое, мотор можно отрегулировать, почистить, отполировать, но мотор остается мотором. Будь то «ИЖ» или «Урал», мотор должен работать как часы, жрать в меру, тянуть как зверь, а значит, что-то кардинальное в нем переделывать нельзя, механизм он и есть механизм и байкер это знает. Поэтому экспериментируют с моторами по большей части на мотозаводах, они больше им видней А в этой главе потолкуем о культуре,есть еще у байкера культура одеваться. И она тоже своя – байкерская, но опять же с нашим уральским уклоном, у нас как говорится не Калифорния. Одежда нашего байкера – это рабочая одежда для дороги, конечно есть конкретные вещи которые должны быть на байкере – это всенепременная косуха – кожаная куртка на косую молнию, обязательно из толстой кожи – своеобразная защита от асфальтно-гравийной болезни, кожаные штаны и сапоги-казаки, но в основном под казаками больше проходят кирзовые сапоги, а вся остальная навеска на байкере зависит от того, в какой степени или мере он любит шокировать остальной род людской, чем отличается от остального населения. Начнем с того, что все ключи должны быть пристегнуты к байкеру на цепь, чтобы не потерялись и придавали байкеру солидность и внушительность, цепи обычно из нержавейки или хромированные которые блестят стальным блеском, со всевозможными подвесками, брелками, крестами и черепами. Заклепки. Заклепки ставятся везде, где их уместно поставить, это тоже своеобразная отличительная черта байкера. Вся одежда и экипировка байкера – это мыслимый и немыслимый союз металла и кожи. Это почти обязательный туалет, но есть и дождливая одежда, здесь уместно все, от полиэтилена до резины. Здесь нет обязательности, здесь должно быть практично все, чтобы проехав целый день в дождь, ты оставался сухой и здоровый. Так же нет обязательности в холодное время года, едут в том, в чем не выдует холодным ветром байкерскую душу. На это годятся наши традиционные полушубки, валенки, унты, вариантов много, благо, что наша промышленность выпускает все новые и новые изощренные материалы из которых делают теплую одежду. Обычно наш уральский байкер проявляет свою активность в теплый, летний период, а этот период на Урале короток. Но некоторым байкерам и этого периода хватает на то, чтобы проехать не одну тысячу километров, пообщаться, потусоваться, побывать в путешествии, сжечь тонну бензина, заплатить автоинспекции кучу денег в виде всевозможных штрафов и к концу сезона привести свой аппарат в такой вид, что без слез не взглянешь. В этот жаркий период на байкере кожаная жилетка, джинсы с кроссовками и бандана. На Загорелых плечах и руках в это время красуется масса всевозможных татуировок – в основном мотоциклетной тематики, без татуировки байкеру просто нельзя, имидж такой. Так же ты можешь быть не бритым или давно не бритым или заросшим – это как то не возбраняется, у каждого свой вкус, есть байкеры которые лишают себя вообще всей растительности, все начисто выбрито. Одним словом – эти ребята «Одна крайность в другую». Как говорится были бы люди хорошие, а в основном это и есть самые прекрасные люди, настоящие мужчины, открытые и в большинстве своем веселые, подонков в байкерской среде, наверное, просто нет. Из цикла: Мотоциклисты Байкерам посвящается «Настоящий мужчина» Раз девчонки вопрос задали – «Кто такой настоящий мужчина?» И пришлось без утайки ответить, ведь на это была причина. Настоящим всегда считался только тот, кто душой открыт. Кто на жизнь нашу бренную, очень просто глядит. У него за добро – дело доброе и конечно же кровь за кровь. И в чьем сердце горит несгорая большая, земная любовь. Кто последним поделится с нищим и в ком зависти просто нет. Как бы ни было трудно в жизни, не согнется под тяжестью бед. Он комфорт не особо ценит, неприхотлив бывает к еде. Но имеет страсть обалденную к скоростной, бесшабашной езде. Да он жизнь разбавляет риском, в его жилах адреналин. Он уносится в даль – далекую, лишь бы был на заправках бензин. А когда от дороги устанет, возвратясь на родной порог Будет помнить все то, что было, приключения дальних дорог. Догадались девчонки, кто это? Кто по жизни как анархист? Все правильно – это байкер! Наш российский мотоциклист. Ну вот, теперь можно поговорить о женщинах. Да они не последнее место в жизни байкера. Байкер так или иначе связан с ними, будь то мать, которая ждет сына с байкерской тусовки, переживая здоров ли, ведь столько аварий на дорогах. Будь то – жена – которая переживает – не изменил ли, не завел ли себе болезнь заразную и тому подобное. Только подруги байкеров за них особо не переживают, так как все время проводят вместе с ними, деля все радости и горести напополам. Это из них, потом, и получаются настоящие байкерши. Но о байкершах наверное должна рассказать байкерша, у них вообще все понятия о мире свои, в том числе и о мотоцикле. Могу рассказать только о том, как это видят байкеры, но не более. Можно даже предвидеть возмущение этой категории фанаток мото, ну простите меня за это девчонки, вам виднее. В принципе наша жизнь без вас, просто бред, вы украшение нашей жизни, неотъемлемая ее часть. Ради девчонок мы испытываем себя на скорость и смелость, учимся терпеть боль, чтобы вам не казаться слабыми, перед вами выписываем кренделя на мотоцикле по дороге. А кайф от вашего пронзительного визга на вираже в два раза больше. С другой стороны вы наша головная боль и всякие проблемы. Есть конечно девчонки которым все по обочине, но этих единицы. И они в мужской компании всегда на равных. Эти леди – разбираются в технике иной раз лучше нас. Нервы крепче,, иной раз граничащие с безрассудностью, может за это бывалый байкер даже немного побаивается таких девчонок. А если честно, то девчонка на мотоцикле это всегда неординарно и красиво и как им завидуют не только девчонки, но и мальчишки. Порою они своим поведением задевают мужское самолюбие так сильно, что и подумать трудно. Из цикла: Мотоциклисты Байкерам посвящается «Терёха» Ты была простой девчонкой, такой же как все была, Пока не увез тебя байкер, с которым ты день провела. Тогда была прсто тусовка и был замечательный день. Тогда ты решила – хватит сидеть за спиной как тень. Самой захотелось ехать и уноситься в даль, И чтоб под тобой был двигатель – Табун закованный в сталь. В деревне, у деда родного, ты знала, есть старый «Урал» И дед за бутылку водки, тебе мотоцикл отдал. Потом закипела работа, ты руки сдирала в кровь, А все для того, чтоб к сезону, аппарат заработал вновь. И сердце забилось часто, это было в конце весны. Свежей краской сверкающий, мотоцикл заводила ты. Тот день ты запомнишь на долго и пронесёшь сквозь года. Тебя принимали в команду, ты байкершей стала тогда. К тебе относились на равных, на выезды брали всегда. И уважали за помощь, когда приключалась беда. Не раз об мотор обжигалась, не раз улетала в кювет. Друзья про тебя говорили, что ты девка - полный привет. За то что какому-то фраеру, ты нож засадила в бок, Тебя называл жестокой, твой кореш – байкер Санёк. А этим летом, на трассе, тебя обстреляли менты. Была вся спина замотана в окровавленные бинты. Теперь у тебя на цепочке две пули, как два талисмана, А в память о встрече со смертью, вся в черепах бандана. Вообще байкер личность многогранная, но не прав тот кто думает, будто у байкера в каждом городе или деревне по подружке. Да есть у каждого байкера свои слабости, но не до такой же степени. И потом с гигиенической и эстетической точек зрения: кому нужен грязный и небритый, пахнущий бензином парень, который от усталости валится с ног, на стоянке у которого сначала пожрать, потом поспать, а на остальное уже нет времени. Не всем понятны выражения и жаргон, да и прикид байкера, страшный и угрюмый, особого желания к знакомству с которым, как правило, не возникает. Да бывает ситуация когда знакомство с байкером как экзотика, граничащая со страхом. Но по сути своей байкер – это веселый, общительный, душевный парень, отзывчивый и можно сказать культурный, это на дороге он может быть агрессивным, но по жизни никогда. В компании обычно это балагуры, хорошие рассказчики, ведь человек повидавший многоек – многое и рассказать может. Хоть эти ребята и бывают душой компании и все у них вроде о”кей, но не все себя считают счастливыми, редко но жалуются на жизнь, нет не плачутся, просто валят все на невезуху или еще на что-нибудь. Порою трудно бывает байкеру среди простых людей, это на тусовке, среди таких же как он, он как рыба в воде, он всегда свой и свои его всегда поймут, а вот с простым населением, ох как не просто. Из цикла: Мотоциклисты Байкерам посвящается «Три сестры» У дороги в кустах, дом стоял одинокий, с виду вроде жилой. В низких окнах его свет не яркий горел, а кругом, как в пустыне, покой. И случись, что ночною порою байкер один проезжал. И решил он зайти и съестного спросить, ведь с утра ничего не жевал. Мотоцикл он поставил под окна, постучался и в двери вошел. И увидел – живут здесь старушки, а одна подметала пол. Поздоровался он, извинился, вроде нарушил покой. Попросил полбуханки хлеба, да ковшик воды ключевой. Бабка вытерла руки в передник – «Ну чего ж проходи – малок», «Но сначала умойся с дороги» и достала с водой котелок. Он умылся водою холодной, бабке спасибо сказал И прошел из прихожей в комнату, на столе его ужин ждал. За столом три старушки сидели: «Ну чего-ж, проходи Пострел». «Ешь садись, да рассказывай, как сюда залетел. Здесь дорога то не проезжая и не всякий сюда попадет. Только тот у кого сердце доброе и кто никогда не врет». И прислушался парень, точно, по дороге то тишина! А ведь ехал прямо по трассе, не сворачивал никуда! -«Да ты не волнуйся хлопчик, видно сама судьба. Ищешь ты, что-то наверное и все не найдешь пока?» -«Верно толкуете бабки, не везет, хоть убей, хоть умри, А счастье такая штука, на дороге его не найти». -«Да ты не серчай, еще молод, встретишь его на пути, Но запомни, когда его встретишь, крест резной у него на груди». Вот такой разговор состоялся, он поел и спасибо сказал. И спросил – «Ай вы бабки добрые! Как зовут вас? Ведь я не узнал». -« Так зовут нас касатик просто – Вера, Надежда, Любовь. Ну ступай, всего тебе доброго, будешь рядом, заедешь вновь». Мотоцикл он завел привычно, уже на дорогу свернул, Оглянулся, а дома-то нету и не на шутку струхнул. И снова ночная дорога, трасса жизнью жила. В обгон «Жигули» прошуршали, встречная «Фура» прошла. И вдруг на обочине кто-то безнадежно махнул рукой. В свете фар он не сразу увидел кто это был такой. Развернулся, подъехал снова, разглядел, кто просил подвезти. Стояла простая девчонка, с резным крестом на груди. Может быть потому, что очень трудно найти общий язык в какой-либо компании, байкеры начали объединяться в свои группы, компании и в последнее время в мотоклубы. Да и на дороге большой компанией и интереснее и веселее. Клубы начинают организовывать по подобию европейских или американских, больше используя материалы зарубежных журналов и видеофильмов. Лепя некое подобие тамошней тусовки, а ведь там, за бугром, на байкерскую братву работает целая индустрия, это не только мотозыводы всего мира, но и маленькие компании по тюнингу и пошиву, разветвленные сети мотосервиса, и даже кинокомпании снимающие всевозможные фильмы про байкеров, пропагандируя это движение. У нас же, в нашей стране, это только-только начинает зарождаться и не торопится, пока никто, занять это непаханое поле мото-сервис-тюнинга. Какой к черту у нас рынок? Спрос то большой, безмерный, да только средств у спрашивающих мало или просто нет. Может быть по этому наш байкер не такой выразительный, не так крут. Объединяясь в клубы, байкеры объединяют и свои средства, ищут добрых дядек – спонсоров – которые помогут, хотя бы в период становления и которым не все равно как живет молодежь, а ведь байкер в основном молодой парень. Некоторые мотоклубы начинают делиться по принципу стиля. Есть чепперные – объединяющие байкеров, которые гоняют на чепперах это такие стильные, длинные и блестящие мотоциклы, годные только для асфальта. Есть экстремальщики – эти объединяют тех кто едет там где нет дорог или дорога одно название. И есть клубы которые объединяют просто байкеров которые едут и по проселку, и по асфальту, не гнушаются и полевыми дорогами и зимниками. Не хочется мне делить этих ребят на какие то категории – все они любят мотоцикл и дорогу, какой бы она не была. Все они по природе своей путешественники, потому что страна наша большая и расстояния у нас большие, за один световой день много не проедешь, это от силы 600-700 километров и все, жопа деревянная станет, устанешь как черт. И будь ты хоть самый крутой байкер, ты все равно человек, а значит нуждаешься в отдыхе, ведь заснуть за рулем – это последнее дело, потом уже просто никаких дел не будет. Все они поэтому знакомы с походным бытом, с палатками и байкерским костром. Они сродни шоферам-дальнобойщикам, что те, что другие живут на дороге, на колесах. За что те и эти уважительно относятся друг к другу. И на трассе не редки ихние дружеские приветствия, будь то мощный сигнал или простое помахивание рукой. Есть еще одна категория байкеров, это не молодежь, этим под шестьдесят, но такие в клуб не пойдут. Эти ловят кайф в одиночку – это одинокие волки – они надеются только на самих себя, они обычно расчетливы до нельзя, любимая скорость у них до 80 км/ч не более. Они живут уже давно и жизнь им похоже нравится, они редко бывают на тусовках, тусуются если, то небольшой компанией и все они старые знакомые. Встречали вы троих – четверых дедов, которые катят куда-то сааме по себе и прикид у них байкерский и аппараты работают как часы, обычно это неубиваемые и надежные как камень «ИЖ-49» или «Урал» - 1953 года выпуска. Им с молодежью не интересно, у молодых свои дороги, у них свои. Деды себя финансируют сами и спонсоры им не нужны. Объединившись в клубы, байкеры начинают вести более бурную жизнь, коллективно придумать тусовку проще, а в наше время когда общаемся очень мало, лишняя тусовка – это новое общение, в общем начинают встречаться чаще, а для этого придумываются своего рода мото-фестивали и мотто-шоу, с одной стороны это и концерт, и праздник, и тусовка, а с другой вот тебе общение, вот тебе знакомство с такими же как ты. Это и новые друзья и встреча со старыми, это и обмен опытом и прочее и прочее. Но не все байкеры идут в мотто или байк – клубы, ведь это уже организация, а стало быть выработан свой закон жизни, свои правила. Неорганизованный байкер очень высоко ценит свою свободу, он волен ехать когда ему угодно и куда угодно, не обременяя себя чем-то должным кому-то. Поэтому есть просто байкерские группы или компании и они тоже сами по себе. Да они бывают на мото-фестивалях и мото-шоу, но не представляют ни какой клуб, ни какой регион, они просто тусуются себе в кайф, им так нравится и это их право. Но и они тоже – самые настоящие байкеры. В мотоклубе должен работать каждый на благо клуба и его развитие, но случается, что в клубе много иждивенцев, любителей ехать на чьей-то шее, есть и такие, что греха скрывать. Есть инициативная группа они все дела и прут, остальные пользуются, ясно, что уважения им это не прибавит, но тем не менее эти ребята как тормоз и байкеры этих ребят куда-то далеко не берут, а стало быть – это не байкеры вовсе и со временем от них избавляются, остаются в клубе только преданные и добросовестные ребята. У многих мотоклубов есть свой собственный герб или эмблема, своя символика и свои флаги. И все эти мотоклубы никаких партий не представляют – не политизированы эти объединения, они просто ездят по дорогам, бывают друг у друга в гости или еще куда. У этих ребят главное мотоцикл и все что с ним связано. И какие бы ни были в нашей стране режимы и порядки, у байкеров все будет крутиться вокруг мотоцикла. И еще, что интересно – байкеров никогда не будет много, это редкое явление – человек-мотоцикл, кто-то в это течение попадает из любопытства и когда поймет, что это не для него уйдет. Байкер это на всю жизнь, даже будучи инвалидами, некоторые байкеры держат дома мотоцикл, эти люди вообще достойны уважения какое не снилось никому. Сколько их пострадавших и выживших в жутких дорожных авариях, остаются верными до самой смерти своим боевым аппаратам. Они начинают мастерить уже свои, с ручным управлением мотоциклы, а те кто уже не может пройти водительскую медкомиссию и лишены той главной связующей – ветер в лицо и рев мотора, все равно, на руках или с помощью друзей влезают в боковой прицеп и отправляются в путь, так как не мыслят другой жизни кроме этой. Настоящий байкер поймет таких людей, простой обыватель – никогда. Про аварии на дорогах, наверное, не надо рассказывать, но без них, как то, не бывает байкерской жизни, байкер получает свои синяки и ссадины почти все время, так как не особо защищен от всех этих неприятностей и самому богу известно то, что может случиться на дороге. Конечно обидно, когда только начался сезон, влететь в аварию и поломать руки, ноги, все лето проведешь в гипсе, на приколе, куда ни шло если это конец сезона, оно конечно тоже неприятно, но уже не так обидно. Ты свои километры успел намотать за сезон, можно и отдохнуть. Из цикла: Мотоциклисты Байкерам посвящается «Авария» Изо рта выплюнув гравий, отряхнув изодранные штаны, Осмотрел мотоцикл с наружи, нормально должно быть внутри Все стекла были разбиты, ныло, болело плечо… Надо ж так было хрястнуться и не раз ведь уже еще… Но вроде колеса целы и не пробитый бак Не погнута вроде вилка, до дому доеду и так. Завелся, тронулся и поехал. Вроде бы ничего. Надо б помедленней ездить, только-то и всего. Так ехал я и думал – о жизни нашей земной. Жгло встречным ветром руку,, как будто морской водой. Время залечит раны. Охлынет душа в пути… Так с байкерами бывает... Не донимало б ГАИ. Бывалый байкер на незнакомой дороге руководствуется дорожными знаками и не разгоняет аппарат более 80 км/ч, а местами где дорога мало просматривается и 60 км/ч. Не раз и со мной случалось, что на незнакомой дороге, дам слабинку, отпущу душу, а в итоге еле-еле укладываешься в поворот, это потом проехав километра два и осознав, что был на грани, не можешь прикурить сигарету, до того руки трясутся. А ведь с тобою компания и за их жизни ты несешь ответственность. Когда на крутом спуске, по гравийной дороге, в повороте как горох насыпали, тут уж тормоза не помогут, здесь только твое водительское мастерство спасает. Да еще вера твоя в бога байкерского, который хранит нас в пути. Который оберегает нас от аварий, от проверок и поборов автоинспекций, от зверей в лесу, от бандитов на трассе. Из цикла: Мотоциклисты Байкерам посвящается «Ангел-хранитель» Я ехал вчера по дороге, домой. Он встал у меня на пути. Я тормоз нажал и объехал его. Он крикнул мне – «Подожди!» Тогда сбросил скорость, свернув с полотна – «Не понял к чему маскарад?» А он мне в ответ, поправляя крыло – «Да ты не волнуйся брат». Его я спросил – «Что хотел от меня и кто он будет такой?» -«Все просто парнишка, по жизни, я ангел-хранитель твой, Сейчас ты наверное, байкер, немного побудешь со мной, А в это время, быть может, беда пролетит стороной». -«Ну что ж, тогда закурим?» - «Давай, была – не была! Нам ведь нельзя, ты знаешь, все ваши мирские дела!» Его я тихонько разглядывал. Был он как лунь седой. А так вроде парень как парень, с крыльями за спиной. Мы с ним проболтали недолго, я окурок швырнул в кювет. Пожал ему крепко руку. На прощанье сказал – «Привет!» А после, за поворотом, я увидел разбитый «КАМАЗ», Перевернутый «Жигуленок» и крепко помятый «ЗАЗ». Стояли гаишники рядом, со «Скорой» была медсестра. Два парня в халатах белых, грузили погибших тела. Я мимо проехал и думал – «Как все-же устроена жизнь? А мог бы ведь там оказаться, на пять минут не задержись!» Бывает не раз, остановка в пути, тебе огорчаться не надо. Просто кто-то тебя бережет. Это значит кому-то надо. Бывает случится в дороге, исправный мотор отказал, Запомни это – «Ты просто, в большую беду не попал!» Из цикла: Мотоциклисты Байкерам посвящается «Рокер» Чтоб не был похож ты парень, на панков и дураков, Не тусуйся по пьянкам ихним и всегда будь здоров. Ты кожан натяни на плечи, крепче шлем застегни, А чтоб ездить долго-долго, больше ста не гони. И пускай говорят ребята всякое про тебя, Будь на голову выше зависти, в жизни жить нельзя не любя. Нам ничто с тобою не чуждо. Мы мир познаем полней. И может поэтому, в пути от свободы пьяней. Пусть горит асфальт под колесами, встречный ветер нам лижет бока. И не думай, что все уже пройдено, это только начало пока. А когда от дороги устанешь, мотоцикл разверни В васильковое поле у речки и в траву упади. Ну а если ты крепкий парнишка и еще не устала рука, Пусть попутным ветер будет и несет тебя жизни река. А еще пожелаю много, много радости на пути И пускай тебя бог наш байкерский охранит от проверок ГАИ. О мелких травмах, говорить просто не стоит, мы ведь мужчины, а значит хныкать по поводу ожога или ссадины, просто не прилично. Есть еще такая черта у настоящего байкера – это характер езды. В принципе, сколько байкеров – столько и характеров, но остается только одно – никто не сможет навязать байкеру на дороге свой характер и темп езды. Байкер всегда решает для себя, кого он обгонит, а с кем просто не станет тягаться. У некоторых этот характер определяется от мощности мотора и водительского навыка. Оно ведь бессмысленно на «ИЖе» гоняться с «Жигулем», вот в городе, в пробках, на светофорах – это запросто, с места открутить легкий мотоцикл гораздо быстрее, чем автомобиль, на трассе, за городом – это уже просто смешно. Поэтому Байкер всегда катит не спеша, он сам по себе, торопится ему некуда, мотоцикл у него замечательный, наворочен по вкусу, не стыдно показать, пусть посмотрят, нужна ведь еще и оценка какая-то. Наворотов на мотоцикле байкера обычно не много, под навороты, они же прибамбасы или примочки подпадают: зеркала, дополнительные фары, неординарные сигналы и звонки, дуги безопасности, всевозможная защита, вспомогательное оборудование, ветровые стекла, поворотники и всевозможные фонари, решетки, датчики, магнитолы и прочее. Байкеры ведь люди с фантазией, но еще не раз скажу – любой прибамбас или наворот несет на себе какую-нибудь функциональную значимость. Сделан всегда добротно или даже изящно и всегда работоспособен. Плох тот Байкер у которого на аппарате висит целая куча железа и оно не работает, это извините побрякушка, но явление такое бывает очень редко, но бывает. Усовершенствования и навеска всяческих прибамбасов касаются не только внешнего вида, делается и внутренняя, малозаметная – это схемы электрооборудования, и делаются они порой на столько сложными, а зарисовки самой схемы на бумаге не делаются. Сам то хозяин в состоянии разобраться, а вот кто-то другой ни за что не въедет, что к чему. Электрооборудование на мотоцикле вроде простое, главное электростанция – генератор на «ИЖе» и «Урале» - это маломощные установки, но промышленность стала выпускать мощные на пол киловатта, по сравнению со 150 ватт, каке были. Эти новые на 500 Вт способны на себе тянуть не только зарядку аккумулятора, но и несколько галогенных ламп, всякую сигнализацию и магнитолу. Бывает, что на мотоцикл прилаживают автомобильные генераторы, но это редко, обычно норовят использовать штатные и значит аппетит по освещенности ограничен. Порой усложнение электрооборудования вылазит боком самому же байкеру. И не секрет, что чем проще тем спокойнее. В общем везде нужно чувствовать меру, что необходимо, а без чего можно обойтись, можно отказаться. Теперь можно завести разговор о наших уральских дорогах, по которым катят наши байкеры. Если не брать во внимание республиканские трассы, как то «Ижевск – Екатеринбург - Тюмень» и «Уфа - Челябинск», за которыми хоть сколько то следят дорожные службы, а взять обычные, хоть областные, хоть районные, по которым передвигается основная масса байкеров. Эти дороги конечно оставляют желать лучшего вроде как и ракеты в космос летают, а мы в это время едем по черт-те чему. Многие дорожные знаки – если они есть, не соответствуют действительности, а местами вообще натыканы как попало. Километраж так же далек от правды, если читаешь по знаку, что до города 120 км, а на спидометре отсчитаны всего 98 км, это как, еще не доехал, что ли! Да впрочем это не основное. Дорога где только местами можно ехать нормально, а местами чисто фигурное вождение. Сколько ребят погибло благодаря нашим дорогам. Сколько памятников стоит вдоль дорог. А ведь у каждого были свои мечты, стремления и чаяния, свои любимые, своя семья. И это все разбилось о наши дороги. Слушая сводку аварийности, слушаешь как будто сводку фронтовых действий, допустим что половина аварий прошли по пьяни, эти уж сами себе такую судьбу уготовили. А вот когда трезвый, профессиональный водитель, почему-то не справился с управлением и улетел с дороги, это вот как понимать. Только качество дорог и ограждения на опасных участках поубавит смертность на асфальте. Многие дороги вообще нельзя называть дорогами, это так разровняли землю бульдозером или грейдером и все. Правда на таких чудо-дорогах смертность ничтожно мала, так как не возможно разбиться на скорости в 20 км/ч. Смертность обычно, на таких дорогах, возникает у самих аппаратов, на которых передвигаются байкеры. Есть дороги которые иначи как вибростендом и не назовешь, где растрясает даже сварочные швы, а болтовые соединения слабнут буквально на глазах. И когда, после такого участка вырываешься на приличную дорогу, то мотоцикл превращается в, что иное как летающую кувалду, а там рукой подать до «Не справился с управлением». А выражение «преодоление тяжелого участка дороги» - это чисто наше – русское выражение и оно относится чисто к нашим дорогам. Из цикла: Мотоциклисты Байкерам посвящается «Лесная дорога» На колесо мотал километры, летим, погожим днем. Мне пришлось повернуть с автострады и ехать другим путем. Было просто как в жизни бывает – на дорогу положен блок, На нем указатели были, по каждой из трех дорог. По той, что машины ходили, очень дальней она была. И подпись «Поедешь – погибнешь» вывела чья-то рука. Вторая на вид была хуже, по ней мотоциклы прошли. И та же рука подписала «Кто ехал здесь – их не нашли». А третья дорожка поуже и видно короткой была. По ней пешеходы ходили, жители таежного села. Все та же рука озорная в указатель поправку внесла -«Всех кто поперся этой дорогой, беда, неудача ждала». Тогда просто долго не думал из трех дорог я выбирал одну, Только ту которая выведет в байкерскую страну. Дорога не то, что бы сахар и точно дорога не мед, Но я не спешил понапрасну и ехал тихонько вперед. Встречались ухабы и лужи, местами летел с ветерком. В одном только месте дорога промыта была ручейком. И чтоб не засесть надолго, на этой дороге лесной. В промоину всякий валежник пришлось навалить мне горой. Ветки хрустели смачно, когда я проехал по ним, Там от меня, на память, остался лишь сизый дым. Струилась лесная прохлада, был воздух приятен и чист. Кругом щебетали птицы, разнося переливный свист. Гудели шмели полосатые, собирая душистый нектар И ныл на высокой ноте, залетевший в ухо комар. Но через пять километров на гравий был сделан съезд. А по лесу дорога короче, вот такой получился объезд. И ты разобраться попробуй, где правда была, а где ложь. На наших российских дорогах много такого найдешь. И не покривлю душой, если скажу, что этих тяжелых участков у нас очень и очень много. Иной раз вся дорога – это тяжелый участок, такие дороги обычно бывают в стороне от цивилизации, в горных или лесных районах и тяжелы они не только для техники, которая тащится по ним, не иначе как на первом зубе, так и для водителя, где расстояние в 20-30 км преодолевается иной раз за день, а не за час. И нет там ни АЗС, ни закусочных, ни сервиса и всей прочей дорожной необходимости. А дорога шириной в километр, это для иностранца непонятно, а для нашего человека дело знакомое. Где передвигаются, надежно, только на гусеничном тракторе. Почему говорим о таких дорогах, вроде не за чем, да все просто, даже в этих глухих местах живут наши настоящие Уральские байкеры и они вынуждены продвигаться по таким дорогам. Других то нет. И хорошо если лето сухое и дороги в «хорошем, в сухом» состоянии, по нашим понятиям. Да зимой, когда Дед Мороз на наши дороги насыпает своего отвердителя. А вот в остальное время осень да весна лучше просто никуда не дергаться, если ты не мазохист. Дохлый номер, как говорится. Вот почему, лето наше, уральское, короткое байкеры стараются провести с максимальной нагрузкой, ведь лето еще и самое замечательное время года. За это время нужно опробовать свой аппарат во всех режимах и нагрузках, съездить в гости, да хоть в соседний мотоклуб, хоть на тусовку или мото-фестиваль. Все эти мероприятия проводятся именно летом. Лучше всего на это время взять отпуск и оттянуться на полную катушку, по полной программе. А дороги, ну что ж, «не мы дороги выбираем – дороги выбирают нас». И главное, чтобы дорога просто была, не важно какая, но дорога. А дорогу, как говорится, осиливает только едущий или идущий, и не важно за какое время, главное осилить. Своя, пусть маленькая, но победа. Победителем то из нас, ведь редко кто бывает, с одной стороны приятно, с другой понимаешь, что именно ты – не слабак, такое своеобразное самоутверждение. И есть еще плюсы от наших убитых дорог, все они проложены по родным, по красивым местам. Нам не нужно специально куда-то ехать, чтобы увидеть красоту – своих таких мест навалом. Можно еще завести разговор о том, что не любят наши байкеры. Первое, о чем хотелось бы сказать так это о нашей доблестной автоинспекции, да, да эти ребята с полосатыми палками и с автоматами на перевес. Очень большие любители остановить и посмотреть как документы, так и грязные цифры где то на мотоцикле. Ладно, если ты где-то, что-то нарушал, тогда ладно. Они делают это в любое время суток, в любое время года и почти поголовно норовят остановить всех. Ладно если посмотрят и все, мол счастливого пути. А есть ведь такие, прицепится к чему-нибудь, без разницы к чему, итог или плати, или документ заберу. А от куда у байкера лишние деньги? Ну есть конечно, на бензин, на жратву, но они ведь не лишние. Согласен, что наш народ надо дисциплинировать, но не байкеров. Это же не рокер, не пуляла какой-нибудь. Это уважаемые люди и все у них в порядке, закон дороги соблюдают неукоснительно, кроме нескольких пунктов, так это относится лишь к его же безопасности. Все документы, обычно в норме, за рулем пьяный не бывает. Итог – Байкеры Госавтоинспекцию не любят – это факт. Не любят и теплое пиво, нудный дождь на несколько дней. Есть определенная нелюбовь к красным фонарям, то бишь светофорам. Не любят байкеры «плечевых» - это проститутки на трассе, ну на кой ляд байкеру свежий триппер. Знаки ограничения скорости тоже не любят. Ну что это за скорость 40 км/ч – с такой скоростью пешеходы дорогу перебегают, а не техника должна ездить. Дальний свет в глаза – тоже не любят, а в остальном байкеру жизнь нравится, не привык он хныкаться по пустякам. Ну вот, теперь, когда ты, читатель немного ознакомлен с байкерской жизнью, хоть немного можешь въехать в наши понятия, можно рассказать и о каком-то конкретном мероприятии, ясное дело, не рядовом. Расскажу про Ирбитское мото-шоу, которое проходило с 9 по 11 июля 1999 года в городе Ирбите, что в Свердловской области. Как и договаривались накануне, все кто едет на это Уральское мото-шоу, подъезжает на АЗС, 8 июля к 6 часам утра, это на окраине города. Когда мы с Михой подъехали на заправку, там стояло всего два аппарата. Это были Шурка с Пузой на «Вояже» и Юрка с Гошей на «ИЖе». Вид, правда, у них был неуклюжий, обвешенные мешками и рюкзаками. Шутка ли, дорога обещала быть долгой и не один день, с собой взяли палатки и жратву, накануне был розлит бензин по пластиковым бутылкам, так как денег было мало и на заправки топливом можно было потратиться на обратном пути. А вот бензин который был залит в баки под горло и взят с собой в бутылках, был любезно предоставлен мотоклубу, в качестве материальной помощи, одним из подразделений могучего «Газпрома». Пластиковый пузырь, литра на полтора из под газировки, почти ничего не весит, так вот, штук десять и на тебе пятнадцать литров, а когда бак обсохнет, вылил из бутылок бензин, да и выкинул, это не канистра, которую выкинуть просто жаль, а места занимает много. На каждом аппарате развевается флаг клуба, что отмечает, едут не простые мотоциклисты, а организованная компания и едут они по очень важному делу, на слет. И так, ровно в 6 часов утра, мы стартуем из своего города Очера. Маршрут наш пролегает через Пермь, Кунгур, Екатеринбург, Реж, а Ирбит будет конечным пунктом нашей поездки. Поначалу катим без каких-либо проблем, немного прохладно, а когда спускаемся с горки в ложбинку, то и вовсе холодно, лобовое стекло сразу запотевает, но когда поднимаемся в гору, стекло снова отойдет. На трассе в это время транспорта вовсе нет, день предвыходной и дальнобойщики на «Фурах» или уже приехали или только собираются в путь, поэтому катим под 80-90 км/ч, чуть ли не по средине дороги. Встаем на Нытвенском отвороте на перекур, минут десять курим, а заодно поджидаем, кто из байкеров г.Нытвы к нам присоединится, хотели с нами рвануть на тусовку, да видно забздели дальней дороги, а может денег на дорогу не нашли, с зарплатой в наших местах туго. Никого не дождались, катим дальше, у самой Перми, на КП «Камский мост» менты нас не тормозят и мы катим дальше. В самой Перми стоим на нескольких светофорах, но недолго и вот наконец вырываемся за город и откручиваем газ. На Лобановском КП нас опять тормозят и мы проезжаем без остановок, все нормально. Километров через пятьдесят встаем на перекур, поправить багаж надо и осмотреть технику. Мой «Урал» течет маслом, как раненая лошадь, гонит из под прокладки между головкой цилиндра, приходится доливать, но не много. Становится тепло, начинаем снимать с себя лишнюю одежду. Снова дорога. Техники встречается больше, уже девять часов, проснулись видимо, но легкачей еще мало, больше государственный транспорт, да всяких предприятий. На Кунгурском КП нас все же тормозят, проверяют документы, спрашивают куда едем такой экзотической группой. Узнав, что на «мото-шоу» будем представлять Пермскую область, не придираются, наоборот, выспрашивают, что да как, больше внимания к «Вояжу» - вроде пока редкий аппарат. Мы со своей стороны узнаем, что байкеры, кроме нас через пост еще не проезжали. Миха выпросил у одного гаишника автомат –сфотографироваться, тот отстегнул магазин и передал Михее. Пара кадров и автомат отдали хозяину, с приколом правда – «мол парнишка-то мог рвануть со стволом в кусты и привет». – «А что он с ним делать будет?» - «Сменяет на нового «ИЖа» да и все!» Так в общем побалагурили, покурили и снова в путь. На Голдыревском отвороте сбавляем скорость, договаривались с байкерами из г. Чайковского, что ежели чего, то встречаемся здесь и катим дальше вместе. Ждем полчаса, никого нет, ладно они ребята взрослые доедут и без нас, если что в Ирбите встретимся. После Голдыревского Юрка с Гошей начинают отставать, раза два ждем, у них начинаются мелкие проблемы, вылетает свеча, мотор от перегрева тянет хреново. Советуем им, что если чувствуете, что не доедете, лучше повернуть домой, а ждать на дороге вас каждый раз не будем. Тусовка то такая раз в году, а нам на ней надо быть обязательно. В общем в следующий раз уже не ждем «ИЖатников», а катим в два аппарата. Валим под сотню. В Суксуне останавливаемся на двадцать минут, да еще заваливаем под знак «въезд запрещен» тут же менты – «Эй ребята, почему нарушаете?» Пришлось оправдываться –«Что не долго, только продуктов купим и отвалим». С техникой остаются Пуза с Михой, а мы с Шуркой отправляемся по магазинам, надо купить молока да булочек или батоны. Стоит жара, а мы пешком в кожанах паримся, на скорости то прохладно, а пешком – хоть караул кричи. В общем идем – народ пугаем своим видом, все в цепях да крестах, на банданах «череп, черепа, черепом погоняет». Прохожие оглядываются в след, видимо дичают от нашего вида. С горем пополам закупаем все, что надо и отваливаем. За городом решаем пообедать, а это выходит уже на границе Пермской и Свердловской областями. Есть там на границе открытая беседка, не раз там останавливались. Каких только надписей там нет. Мы и свою оставили «Здесь были байкеры Очера». Это не простая остановка, во-первых передышка моторам, потом самим, это ведь первые двести километров на мотоцикле еще ничего, а потом жопа начинает деревенеть, иной раз терпежу нет. Разминаемся, переодеваемся, стает уже жарко и на скорости, проверяем уровень масла в моторах, отливаем в кусты со своих радиаторов. Обедаем, чем бог послал, а послал он по 0.5 литра молока, да по две булочки на брата. Готовим себя морально к тяжелой дороге, ведь сразу по пересечении административной границы областей, пойдет настоящий шинодер, разбитая бетонка с такими выбоинами, что иной раз руль из рук вышибает и это примерно шестьдесят – семьдесят километров. В общем сильно не разгонишься и это удовольствие часа на два. Едем. По Свердловской области гаишников на постах нет. Жарко. Останавливаемся на перекур у речки Тюш, речка глубиной поколено, умываемся, холодим руки, ноги, мочим банданы. Находим на берегу следы вчерашнего веселья, пару пустых бутылок из под водки, да рваные женские трусешки из черного гипюра. Кто был – не знаем, но это единственная достопримечательность на берегу. Через десять минут опять на дороге, надо спешить, не скажу, что отдохнули, но передышка была нужна. Жарища стоит, от мотора горячий воздух, аж ноги жжет, пахнет горелым маслом и асфальтом. Начинаешь вслушиваться в мерный рокот мотора, любой сбой в ритме перегретого мотора задолго может подсказать о грядущей поломке. Но пока без проблем катим все дальше и дальше. У меня на «Урале» кончается бензин, заглядываю в бак – сухо как в пустыне, проехали триста километров, бак на тридцать литров, вычислять даже не надо, выходит на сотню десять литров, хреново получается, ведь раньше аппетит у мотора был шесть с половиной, семь литров на сотню, не иначе как сбой в регулировке или сказывается износ. Выливаю из пластиковых пузырей все топливо, а это двадцать литров, добавляю в картер масло и опять мы в дороге. До предполагаемого места, где встанем на ночевку еще километров триста. Шинодер кончился, ехать становится легче, прибавляем скорость, валим девяносто – сто километров в час. У Ревдинского отворота встаем на перекур, фотографируемся на фоне перевала и едем дальше. На КП Екатеринбурга останавливаемся покурить, ментам нет дела до нас. Спросили их, проезжали ли байкеры – получили отрицательный ответ. Решаем, что Байкер на дороге – явление редкое . Заезжаем на окраину Екатеринбурга, купить продуктов, побаловать себя мороженым, курим на последок и в путь. Е-бург проезжаем насквозь минут за двадцать пять – тридцать. Это нормально, вырываемся за город, проезжаем Березовский и встаем на ужин, опять молоко и булочки, легкий перекус как говорится, разминаемся, осматриваем технику. На «Вояже» мокрый рюкзак, оказывается протерло один пластиковый флакон выливаем в опорожненный бак бензин из бутылок и катим дальше. Жопа ноет, спасу нет, останавливаемся чаще, желание встать на ночевку давим как можем, еще не много, еще чуть-чуть. Есть у нас за Режом одно дивное место, где не раз уже вставали лагери. Над рекой, на скале, место просто класс, дорога не далеко, в общем спокойное такое место. Но до него примерно сотня километров еще. Едем. На встречу попадают «Фуры», обдавая дизельным смрадом и тугими волнами горячего воздуха, аж мотоцикл мотает от встречной этой воздушной волны, обгоняют легкачи нас как стоячих, мы не торопимся, у нас свой стиль и характер езды. Ну вот наконец то и Режевской отворот, в город не заезжаем, уходим на объездную и тянутся последние километры, знакомые, вот кончается стена мачтового сосняка и выезжаем на простор полей, еще немного и мы перед мостом, что перекинут через ущелье, в котором течет река Реж. Съезжаем по едва приметной дороге под мост, потом в крутой подъем и наконец мы на скале. Глушим моторы, мой «Урал» еще немного, по привычке, работает, видно сильно нагрелся, потом успокаивается. Сначала идем на песчаный берег, искупаться, вода коричневая как чай, река обмелела немного в сравнении с прошлым годом, но все равно вода прохладная, проточная и чистая. Купаемся на течении под мостом. Этот пляж местные зовут «Санта-Барбара» за то что песку наносит половодьем много. Ныряем и плаваем, получаем как говорится летние удовольствие. Смываем с себя пыль дорожную, отдыхаем душой и телом. Искупавшись подумываем о ночлеге, времени восемь часов вечера, до заката часа четыре, а это можно сказать целая вечность. Ставим палатки, Пуза с Михой идут в лес за дровами, мы с Санькой разгружаем технику, чистим картошку, разводим костерок и вешаем котелки. Воду используем свою, Пермскую, что всю дорогу болталась в канистре на крыле. Варим свой байкерский суп из пакета с картошкой, заваливаем в котелок, до кучи, еще банку тушенки, вроде жратва не хитрая, но когда устал с дороги – самая вкусная. Котелки кипят в крутую, запах стоит над поляной, обалденный, у байкеров слюна течет, хоть отплевывайся. Когда супец сварился, ставим в сторонку упреть и остыть. А пока, как говорится, есть время нагулять аппетит, фотографируемся на память, на самом обрыве скалы над перекатом. Наконец-то ужинаем, едим до отвала, но все съесть не можем, оставляем на утро. Потом разговор до темна о том как ехали, свои приколы, как ребята отстали, жаль, что на шоу не попадут, а в ушах все еще стоит шум мотора, да звон комаров, которых здесь много. Фычкаемся и мажемся средствами от «лесных братьев». Мне впивается клещ в бочину. Выковыриваю его, падлу, ножом. Прижигаю ранку одеколоном. Еще немного и расползаемся по палаткам. В брезентовых, квартирах забываемся тревожным по началу, а потом мертвецким сном. Шутка-ли, целый день в дороге, нагрузка на организм особенно на жопу. Утро встречает прохладой, небо чистое, на траве крупная роса, значит день будет погожий. Идем по крутому каменистому спуску к реке. Надо умываться и почистить зубки, вода теплая как парное молоко, в прозрачной глубине снует мелкая рыбешка, а над рекою стоит туман. Красотища – то какая. Но всему свое время. Разводим костерок, разогреваем вчерашнее варево, завариваем крепкий чаек, все что можно доесть – доедаем, моем посуду, убираем вест мусор, и начинаем убирать палатки. Упаковываем тщательно весь багаж. Надо все увязать, чтобы ничего не болталось и не потерялось. Особенно на «Вояже» - одиночка все таки. Проверяем уровень масла в аппаратах, доливаем бензин в баки, последний взгляд на поляну, что дала нам приют. Остаются только два квадрата примятой травы. Там где стояли палатки. Вот и все, что остается от нас, больше ничего не напоминает о том, что здесь ночевали большой компанией. Выезжаем на дорогу, нам осталось каких-то сто шестьдесят километров и мы будем в Ирбите. Но не так скоро, как потом выяснится. Отворачиваем на Артемовский, дорога хорошая, асфальт, времени уйма, поэтому не торопимся. В поселке Буланаш у меня на «Урале » пробивает конденсатор на зажигании, дотягиваем до автомагазина «Восьмерка», без проблем, покупаю новый ураловский кондер, заменяю пробитый, ставлю обратно обгонную муфту с кулачками, затягиваю болт и на тебе, головка болта отламывается и остается в ключе, а сама резьба в распред-валу. В общем – зажигания нет. Стараюсь дюбелем выбить – выкрутить чижа, да не тут-то было. Короче разбиваю резьбу и чиж сидит в валу как родной. Надо только высверливать. Ставлю аппарат на центральную подножку, снимаю переднее колесо, откручиваю болты, крепящие крыло, болты заржавели – проворачиваются в ключе, но все равно, с грехом пополам, с помощью такой-то матери, откручиваю. Снимаю еще целую кучу прибамбасов, противотуманки и прочее. Ну вот теперь крыло снято, можно подлезть свободно. Дрель электрическую привез местный житель, мир не без добрых людей. В магазине нашелся удлинитель, воткнули в розетку, его хватило до двери, а до мотоцикла метров шесть, вроде надо бы мотоцикл просто подкатить, а он без переднего колеса. Пришлось пробежаться по дворам, нашел провода метров 7, зачистил, прикрутил на вилку, все дрель работает. На все высверливание и выкручивание чижа ушло минут пять. Ставлю на место зажигание, обгонную муфту, затягиваю новым болтом. В обратной последовательности прикручиваю все, что до этого открутил, жопа в мыле, уже двенадцать часов, а нам еще ехать километров восемьдесят или все сто. Благодарю всех кто помогал мне так или иначе. Запнул по кику, мотор ожил, ну вот можно ехать, на прощание сигналим и выезжаем на дорогу. Возле Килачево останавливаемся. Так бы проехали, но на крутом берегу реки Ирбитки была нырялка и местные пацаны до того с нее заныривали, что мы этого пропустить не могли. Искупавшись и немного отдохнув, перебросившись парой слов с местными, снова отправляемся в путь. Дорога начинается дерьмовая, местами дорожники ее еще строят, а так простая грунтовка километров пятнадцать, в общем дорога не кайф. Тащимся в пыли под сорок – пятьдесят километров в час, но скоро вырываемся на асфальт и прибавляем скорость, еще немного и мы на подъезде к Ирбиту. На Ирбитском КП нас тормозят менты, но документы почему-то не проверяют, знают, что у байкеров с этим все о”кей. Нас останавливают и передают представителю оргкомитета «мото-шоу». Он нас ведет через весь город до места сбора. С нами еще едет один байкер на «Соло» у него на аппарате сдох генератор, едет на одном аккумуляторе. В общем проезжаем через весь город без проблем, на окраине отворачиваем на базу отдыха «Крутое», видно что организаторы постарались, везде стоят пикеты и указатели. Подъезжаем. Нас регистрируют, по книге регистрации смотрим кто и откуда прибыл. И мы удивлены! Юрка с Гошей уже здесь на «Иже», упрямые ребята и ведь доехали, видно всю ночь пилили. Получаем карточки участников и программу «мото-шоу», проезжаем через пикет гаишников и попадаем на только, что скошенную огромную поляну на которой и будет проходить все действо. На поляне еще народу немного, только – только начинают подъезжать байкеры, находим своих. Наших видно из далека, по черному флагу с эмблемой клуба, у нас пока, по видимому у одних есть свой флаг. Занимаем в тенечке, под вязами, место и начинаем распаковывать наш нехитрый багаж. Ставим палатки, за одно узнаем как наши добрались, оказывается они все время висели у нас на хвосте, отстав километров на пятьдесят и только под Е-бургом отстали. Так и есть, ехали они всю ночь и только утром приехали в Ирбит. Вид у обоих был больше, чем убитый. В общем встаем лагерем, узнаем где вода, где и кто будет спать, если это удастся, где можно покупаться, варим обед на скоро, знакомимся с соседями. Подъезжают старые знакомые – байкеры Магнитогорска, они наши соседи по лагерю, другие соседи – байкеры Ревды. И вот она начинается наша байкерская тусовка, ради которой мы тащились в такую даль. Основное действие будет проходить на следующий день, а для байкеров оно начинается прямо по приезду – это общение, встреча старых знакомых, знакомство с новыми. Встречаем представителей завода ИМЗ, начинает закручиваться карусель, обрушивается куча информации – кто, откуда, как добрались, во бля – какой аппарат, приехали байкеры с Е-бурга на японцах. Миха пересидел и перелазил по всем. Приехали с Е-бурга Васек и «Рогатый» - этих мы знаем, а с ними новенькие –знакомимся. Все равно не запоминаешь все имена, память на это дело хреновая, запоминаешь аппараты. Вот и «Вояджеры» с Камышлова приехали, старые знакомые, опять куча информации. Обедаем. Правда обед каким-то поздним получается, сврганили супец сразу на большую кодлу вместе с Ревдинскими. Сходили искупались, накормили комаров, которыми славится Ирбит. Все по принципу – «Ты ешь – тебя едят». Под вечер нагрянула гроза, спрятались на большой веранде, там-же развели костер, но гроза была не долго, так смочила поляну, немного и нас. Прибывшие байкеры начинают оттягиваться с пивом и неторопливым разговором. Молодежь начинает показывать свою удаль. Запомнился один парень, ну чисто рокер, на полу убитом «Вояже» он чуть ли не полночи колбасил по поляне, а таких, к вечеру набралось человек пятнадцать. Кто-то творил, просто так не опишешь, надо видеть. Я побалагурил с Ревдинскими, особенный, душевный разговор вышел с байкером Саньком, ведь не виделись целый год, вопросов накопилось много, он и свой аппарат показал, потом вместе отправились к Магнитогорским. Старые добрые друзья – особенно Юрка с Анной, Вовчик познакомил со своей женой Натальей – в тусовке – Гайкой. С ней были знакомы только по переписке, а вот теперь свиделись. Показали свой новый аппарат – сделанный из сильно древнего «Урала», почти весь переваренный и переделанный. Вместе с Магнитогорскими прикатил «Ганс» - Серега Гусев, со Стерлитамака – «Клуб-49», он аж тысяча двести километров от дома намотал, а приперся на «ИЖ-ю4». Как доехал? Без проблем говорит. С «Гансом» тоже были знакомы, чисто, по переписке, а здесь встретились и познакомились конкретно. После подался до байкеров Е-бурга, узнал как они съездили на мото-фестиваль в Малоярославец, как была тусовка, конечно позавидовал, мы то не ездили. Узнал, что у них еще новенького, о себе рассказал. После подался к своим, у нас приехал Володька Швецов с Соликамска на своем заэндуренном «Псе», рассказал как пробирался по северным дорогам, по его срезкам, на прямую вышло восемьсот километров. Пока Володька распаковывался, да вставал лагерем рядом с нами, узнал от него за жизнь ихнюю байкерскую. Потом встретил ребят с Чайковского, они прикатили компанией, это клуб «Норман», познакомились, с Лехой Катаргиным, вроде как наши – Пермские, все-таки приятно, что у нас немаленькая компания. Ближе к вечеру подошли ребята с пермской рок-группы «Геноссе-Тод», что в переводе «Товарищ Смерть». С этими ребятами мы знакомы недавно, но ребята тоже оторви и выбрось, это мы их сманили на эту тусовку. Правда музыканты не байкеры прикатили на поезде, а мишка «Рогатый» встретил их с поезда в Е-бурге и поселил их у себя, так они и протусовались у него чуть ли не неделю. В общем было время потолковать и о том, и о сем, кто за жизнь, кто за дорогу. Пара местных, пьяные пришли, больше жаловались на Ментов. Да ихние гаишники это оказывается что-то, так зажали мотоциклистов, что хоть плач. В общем в Ирбите, крути не крути, а гаишники, как местная мафиозная структура, держат, не продохнуть, что дальше будет? Потом увидим. Время, как говорится, ставит всех и вся на свои места и раздает по заслугам. В этот вечер был чисто байкерский, неорганизованный оттяг, старались перезнакомиться, увидеть всю эксклюзивную технику, а самопалов на тусовке было много, запомнился Курганский Байкер «Михалыч» с аппаратом «Демон» - бак на целых сорок литров, переделанных аппаратов было много, но с заскоком, чтобы челюсть отвисла от удивления – не было. С наступлением темноты, организаторы собрали всех на площадке, рассказали, что и когда будет проводиться, ответили на многие вопросы и как говорится больше не стали нас донимать до утра. День приезда все-таки был. Было время отдыха и оттяга. Зато Екатеринбургские байкеры выдвинули свою инициативу и выдвинули свою идею о создании ассоциации байкеров Урала. Чтобы как говорится, можно было встречаться чаще, а не раз в год на «мото-шоу». Короче, выдвинули пока информацию к размышлению, что получится, то получится, хотя намерения у ребят хорошие. А взвалить на себя организацию любой встречи, да еще представительной, дело нелегкое и емкое на счет финансов. А ведь Екатеринбургские байкеры не Рокфеллеры какие-нибудь. Решили пока собираться по открытию и закрытию сезона в Екатеринбурге, а значит будет это мероприятие как Байкерская весна или осень. На этом пока и порешили. Ночь была тихая, без ветра и звездная. Зато на байкерской поляне создавали искусственный ветер. Подвыпившие байкеры, а было их человек двадцать, с включенными фарами на аппаратах, резали ночную темень в немыслимые куски, одним словом компания колбасила на поляне. И что удивительно, никто ни в кого не въехал и никого из шатающихся в темноте не сбили. Многие дрыхли, как пожарные кони, после дальней дороги, а на утро всех будили организаторы праздника, день был распланирован полностью, программа шоу была большой. В одиннадцать нужно было выезжать на торжественный проезд – прохват по городу. В общем было до этого часа два – три и байкеры не торопясь кто умывался и брился. Но в основном, просто продирали глаза, варили всевозможную походную жратву. Кто-то просто попивал кофеек или чай, в общем байкерская тусовка оживала. Было немного прохладно, погода стояла хорошая, у всех было приподнятое настроение. Ближе к одиннадцати часам начали собираться на выезд. Мне удалось разбудить Миху без пятнадцати одиннадцать и он не умытый плюхнулся в коляску. Одиннадцать. Мы выезжаем большой разношерстной толпой, всей байкерской тусовкой в недалекий путь, это примерно двести пятьдесят аппаратов и примерно пятьсот байкеров. Тащимся по улицам города со скоростью тридцать – сорок километров в час, нас везут местные гаишники со всеми своими сигналами и мигалками. Проехали толпой вдоль и поперек весь город раза три и под конец выкатили на площадь у дома культуры завода. Там наши аппараты разглядывали и трогали местные жители все те кому было интересно это мероприятие и столь экзотический народ как байкеры. Донимали всякими расспросами корреспонденты с газет и телевидения, услышали приветствия и поздравления от местных властей. Потом опять колесили по городу, беспрестанно сигналя и помахивая руками на приветствия горожан. Концом этого проезда, опять таки, стала база отдыха, где должно проходить главное действие – мото-шоу, где будут проходить всякие конкурсы и разыгрываться главный приз, а главный приз этой тусовки – был новенький мотоцикл-одиночка «Урал-Соло». Наскоро пообедав, вся байкерская масса начала подтягиваться к главной сцене, начинались конкурсы – в основном ездовые. Первыми выступили представители заводской команды – спортсмены-кроссовики, многие чемпионы России. Что они вытворяли на мотоциклах, в поворот входили на скорости под восемьдесят – девяносто км/ч, земля из-под колес летела клочьями, рев стоял неимоверный, аж кровь в жилах стыла, прыгали с трамплина – аж жуть. Потом выступали другие ребята – испытатели завода. Не один круг нарезали они на своем «Урале» с поднятой коляской. Да еще на ходу, у коляски сняли колесо. Много разных трюков еще сделали, которые простой байкер не сделает, чисто потому, что пожалеет свой аппарат, нагрузки-то больше. В общем, все что творили и показывали заводские команды в зачет не шло. Наконец наступила очередь байкеров. Конкурс – самый крутой самопал – то есть самодельный аппарат. Участвуют порядка двадцати байкеров, в итоге «Демон» признали самым крутым. Потом был драгрейсинг – русские гонки – кто быстрее заведет мотоцикл с кика и прогонит пятьдесят метров, участвовало примерно пятьдесят байкеров, но всех сделал Вовка Швецов на «ПС» из Соликамска, а вот на самой медленной езде Вовка срезался, победил другой байкер. Потом был конкурс на лучшего знатока мотоцикла «Урал», не знаю, а врать не буду, просто не засек кто победил. Были конкурсы которые шли в зачет на главный приз, а были такие больше для тусовки. Самый оригинальный проезд на мотоцикле – в конкурсе участвовало порядка ста байкеров, ехали на одиночках по пять человек, делали стоя ласточку, на один «Урал» с коляской залезли, аж восемнадцать человек, я дожидался когда все отъездят, чтобы проехать на задней скорости, на переднем крыле. Вышло так, что всех сделал, мне за это приз – ящик пива, на мах с байкерами его и выпили. В конкурсе который называется «кто быстрее выпьет бутылку Пива» участвовало человек пятьдесят, победил наш байкер Пуза. Он выпил пузырь за восемь секунд, против девяти и девяти с половиной. Выбрали «мисс –байк – шоу – 99», ей стала байкерша Гайка из Магнитогорска. Было еще много разных конкурсов, особенно прикольный был конкурс кто дальше всех провезет яйцо сырое в ложке, зажатой в зубах, едешь, тряхнет, яйцо падает и бьется на баке, в общем по приколу, потом был такой конкурс, напрочь заглушенный мотоцикл надо на себе протолкать на время, кто быстрее, могут участвовать как пацаны, так и чемпионы России, здесь кто сильнее. Выбрали самого крутого байкера, им стал байкер Васятка с Е-бурга. В общем было весело, был праздник мотоциклистов. А потом подводились итоги, тем временем началась дискотека которая плавно перетекла в ночной рок-концерт, выступало шесть рок-бригад, пятеро из Екатеринбурга и одна наша Пермская «Г.Т.». Наши начали первыми и выступали не слабо, а так весь рок-концерт длился до семи часов утра, я не музыкант и больше мне нравится тихая музыка и понятная, так что об этом говорить много и не буду. Играли очень громко, если был разговор между байкерами то приходилось просто орать в ухо. Рок-н-ролла не было, играли в основном тяжелый метал, ну группы такие попались, но народу видимо этот гром и грохот нравился. Эту ночь не спали, больше общались, согласовывали какие-то планы на будущие тусовки, кто к кому хочет заехать в гости, кто с кем домой поедет, кто у кого какой прбамбас приглядел, в общем было о чем поговорить, ведь не виделись целый год. У костерка под пиво, рассказывали о своей жизни байкеры Уральской глубинки, их слушали байкеры областного центра, а потом наоборот. Шпарили анекдоты, варили пожрать, кто просто шарашился от компании до компании, девчонки приставали, чтобы прокатили, в общем народ тусовался. На утро организаторы опять всех собрали к сцене. Были подведены итоги и пришло время вручать призы. Но сначала мы провели свое байкерское мероприятие. В прошлом году байкеры обещали принять в свои ряды самого директора ИМЗ и испытателя Борьку, он все время вел шоу. Процедура простая – кандидат в байкеры выходит в круг – один повязывает ему бандану, а двое других отбивают ему задницу шлемами, процедуру проводят настоящие байкеры. Звучит посвятительная речь и все, наши ряды стали на одного больше. Следом таким же макаром принимаем Борьку. Ну а потом начали вручать призы. Байкер из Камышлова который построил «Демона» взял главный приз, во радости у парня было, потом самый дальний участник – им оказался «Ганс» - Серега Гусев с Стерлитамака, он тащился на мото-шоу аж тысяча двести км, ему вручили задний мост к «Уралу», а он «ИЖатник» на что он ему. Гайке с Вовчиком достался движок с коробкой и еще вручали по мелочам, всех не упомнишь, да и не важно это, все зачем байкеры собирались на эту тусовку, так это встретиться, пообщаться с себе подобными, почудить, по отрываться. Ну вот подвели итоги, выбрали из нашей пестрой толпы самых крутых, самых обаятельных, самых эрудированных и самых удачливых. Раздали призы, все тусовка закончилась, наступает самое грустное время, собирать монатки и отправляться домой. Обмениваемся адресами и телефонами с новыми друзьями. Пакуем и увязываем палатки и вещички, договариваемся с кем ехать по пути и в путь как говорится. На выезде с базы отдыха видим такую картину – Байкеры с Ижевска тащат друг-друга на веревке, а шоу то все кончилось. Во не повезло ребятам, крепко их судьба обломала. Но не это главное. Главное их аппараты – вот это заскок, вот это эксклюзив, челюсть просто отпала, с ума можно сойти, эти бы точно главный приз взяли, успей они вовремя. Но не судьба, заломился у них на одном аппарате мотор, а случилось это на границе Пермской и Свердловской областей, так и тащили друг-друга на веревке все триста километров. А таких аппаратов мы точно не видели, ведь полностью ручная работа, технические новинки и изыски, все сделано чисто и здорово, отхромировано на совесть, в общем весь аппарат продумали от и до и ведь красивые точилы – залюбуешься. Единственное, что заводской работы так это мотор и он то и подвел. Вот уж не думаешь где тебе судьба сюрприз преподнесет. В общем, прощаемся с друзьями и отправляемся домой, до следующей встречи остается один год. И опять дорога, дорога знакомая. Теперь можно рассказать о друзьях. Друзей у байкеров, как оказалось очень много. Все они конечно разные, разные судьбы, разными дорогами ездят, но все они так или иначе связаны с мотоциклом. С некоторыми Байкер не видится, чуть ли не по году, особенно с теми, кто живут далеко, но всегда поддерживается связь, то ли это просто переписка, или это телефонный разговор, но бывает и так, что случается проездом, или по делу. Всегда бурная, интересная встреча. С некоторыми видится Байкер, часто но это не умаляет интереса встречи. Всегда есть о чем поговорить, есть что показать, есть на что пожаловаться. Друзья всегда подскажут где и какие запчасти можно взять или купить, могут просто помочь, так как у некоторых именно это железо валяется без дела. Разговор о бензине и его стоимости – это вообще, в наше время, неприличный разговор, так как ни одного хорошего слова из разговора не услышишь. Куда-то ехать для байкера это главное в жизни, а без бензина не поедешь, и чем дальше нужно уехать, тем дороже это становится для байкерского бюджета. Хоть темни, хоть воруй, а ехать надо. Друзья у байкера, не в соседнем доме живут, а где-то далеко. И тем ценнее дружба, даже буквально, от стоимости бензина, друг он есть друг, не зависимо от того кризис ли на дворе или экономический подъем. Байкеры, так уж заведено, при встрече обмениваются какими-нибудь безделушками на память, подарками, это может быть простая бандана, какой-нибудь байкерский значок, какой-нибудь прибамбас, нож – сувенирный или что-то в этом роде. Так – вещица на память, которую обычно берегут и ценят. Так некоторые безделушки становятся талисманами мотоцикла, которые подарены от чистого сердца, а значит оберегают от аварии или излома. А пожелание – Удачи на дороге! – это ведь только у байкеров есть такое пожелание, больше ни у кого, никто не вкладывают в пожелание столько смысла как Байкер, ведь удача она просто необходима на дороге. Кому нравится невезуха – таких вроде нет. А удача есть удача, даже пускай – маленькая. Из цикла: Мотоциклисты Байкерам посвящается «Сельский мотоциклист» Был он простым мальчишкой в далеком уральском селе. Рос без отца, без отчима, бегал босой по росе. С измальства был за старшего, отлынивать не умел. Денег не зарабатывал и лишнего не имел. Но Однажды глубокой осенью мотоцикл привезли в райпо. Приглянулась техника парню, нет такого ни у кого. Он упрашивал мать очень долго, почему же нам не купить. Он и стоит совсем не дорого, да и легче с ним будет жить. С тяжким сердцем, но мать решила – пусть катается ведь большой. Да и много ль наездит парень снежной уральской зимой. Ну а летом, так это ж надо, и тепло и цветет кругом. Пусть больше узнает о мире в котором мы все живем. Но однажды сержант – гаишник остановил его. Не нравишься ты мне парень, только-то и всего. И так каждый раз как увидит, он тормозил его: То шлем очень слабо застегнут, то тормоза – не того. И вот как-то поздней ночью он возвращался домой. Вдруг кто-то встал на дороге – «Да это ж знакомый мой!» Была вжата ручка газа, отпущены тормоза, Взревел оглушительно двигатель и светом слепило глаза. Он взвился подобно смерчу, как маленький ураган. Не суетись на дороге, когда нею туман… А солнце все так же светит и птицы поют в лесу. Будьте человечнее люди – которые на посту! Из цикла: Мотоциклисты Байкерам посвящается «Простая поездка» Опять вхожу в знакомый поворот, не торопясь под шестьдесят наверно. А после выжимаю полный газ, что двигатель мой дергается нервно. Но байк мне друг и пожалев его, я сбрасываю скорость непременно И проплывают мимо, как во сне, поля и перелески постепенно. Дорога серой ленточкою вьется. Навстречу теплый ветер мне летит. Душа поет, мотор рокочет мерно и полевой калейдоскоп пестрит. Навстречу «ЗиЛ» пронесся очень быстро, обдав меня воздушною волной. А следом на разбитом мотоцикле, знакомый байкер помахал рукой. Душистыми цветами пахнет лето и я по этим запахам несусь. В накат, с пригорка, мотоцикл пускаю и обгоняю старый «Беларусь». Я еду не за чем-то, просто так, чтоб жизнь разнообразней сделать серую. И только пусть хранит меня господь, в которого я очень крепко верую. Байкер который любит скорость не выше ста километров в час живет обычно гораздо дольше, чем тот который любит откручивать за сотню. Больше шансов уцелеть, если не справился с управлением, да и асфальтная болезнь проходит без осложнений. Идеальное жилище байкера – это гараж со всем необходимым внутри или, если выразиться понятнее, дом с широкими дверями, куда можно закатить мотоцикл. Некоторые байкеры так и живут, и дома из мебели обычно один счетчик, да на кухне пара табуреток. В принципе для жизни нужно не много, да и к удобствам байкер, как то не особо привязан. Поэтому в жилище байкера минимум мебели и всего прочего. А вот мотоцикл дома – это здорово, в тепле, в любой момент можешь произвести хоть переборку, хоть ремонт, хоть покраску, да что хочешь. И ведь, что самое главное, твой друг всегда в пригляде, а на улице его могут просто угнать. Держать в холоде, да под дождем – дело неблагодарное, хотя многие именно так свою технику и держат. Не всегда удается байкеру обзавестись таким жилищем, но если уж оно есть, то обязательно затаскивается, хоть маломальский, но верстачек – создается в углу мини-мастерская. На стенах обычно можно увидеть изображения различных мотоциклов, номерные и дорожные знаки, километровые таблички и тому подобное. Как говорится, что видим, о том и поем. На счет угона, много разных систем придумали люди, чтобы обезопасить свою технику от похитителей и воров. Не чуждо это и байкеру, ведь свой аппарат он любит и горько бывает когда твоего любимца тиснут какие-то прощелыги. На дорогостоящие системы денег у байкера нет, да и к чему они, на открытом мотоцикле взломать любую систему просто. Поэтому поступают проще, заковывают в цепь колеса, пристегивают к столбам и заборам, закрывают на запорные тросы, ставят скобы на тормозные диски и даже придумывают свои, порою страшные. Ну сами посудите – уводит угонщик чужой аппарат в тихое и укромное место, с желанием отправиться в путь, а тут в мягкое – заднее место, прямо из сидения втыкаются пара толстых шильев – а не слабо? Да на эти шилья шокер в30 тысяч вольт, угоняла если не подохнет, то инвалидом станет точно, или охота на полгода пропадет к чужой технике. Поэтому лучше всего когда мотоцикл дома, оно и уютнее и спокойнее и все довольны. Не надо в холода приспускать резину, не растрескается сидение, в общем одни плюсы от этого, есть правда и минусы. Например запах бензина и масел, но ведь это дело поправимое, сделай хорошую вентиляцию, а мотоцикл держи в чистоте, от него и запаха не будет. А ежель, чего так запашок-то знакомый, родной, байкерский – знай в общем меру, чтобы не угореть и все. А вы видели когда-нибудь почтовый ящик из бардачка от мотоцикла, это ведь только Байкер может до этого додуматься. А светильники из фары, тоже не плохая люстра. Видел я еще и такую штуку. Один Байкер приволок домой светофор и повесил около туалета, если туалет занят горит красный, если свободен – то зеленый, а желтый – как ночник. По стенам бытуют надписи разного содержания: от «Офис мотоциклиста», до «тебе нравится мой мотоцикл?» Пишут многие крылатые изречения типа «Дорога жизнь – если жизнь в дороге» или «Жизнь одна – проживем ее на скорости 100 км/ч». Видели вы оформление спальни – над кроватью знак «кемпинга» или знак «конец зоны всех ограничений». Часто видел и другую картинку – знак висит, но не над кроватью, а в углу над матрасом. На матрасике байкер спит, а кругом куча пустых пивных бутылок. И такое бывает. Соседи которые живут непосредственно по соседству с байкером, обычно байкера не любят. Во-первых им не понятен этот человек, с его мотоциклом, да еще друзья к нему приезжают, сигналят, спать и тихо жить мешают, одеваются довольно странно, странный жаргон, в общем боятся как сами, так и за детей своих, вдруг чего плохого отпрыск нахватается у этих байкеров. Во-вторых техника у байкеров дымит, трещит и воняет. А это наглое «Эй! Хочешь прокачу!» или «Что пялишься дура? Я ведь не голый!» В-третьих – у нег никогда нету денег, то есть занять он не может и ему в займы дают не охотно. И украсть у него дома, практически – нечего. А как понять человека который пошел просто в гараж, а вернулся домой через неделю. Это ведь простому человеку долго объяснять, а на самом деле все просто, зашел к себе в гараж, стал возиться с мотоциклом, приходит сосед по гаражу – «Слушай! Я отрегулировать не могу зажигание на своем, помоги!» Настоящий байкер – всегда крупный специалист в этом деле – в смысле по мотоциклу. Настраивает зажигание – все о”кей, за работу как обычно – флакон, душевный разговор, где был – что видел, приходит другой сосед по гаражу – с другой проблемой, идут компанией к нему, в общем, домой иной раз удается добраться через неделю. Так бывает – спросите Вовчика Туленкова, а его жена – «Гайка» подтвердит. То, что Байкер просто должен быть хорошим специалистом по мотоциклу, обязан им быть, ведь на дороге, хоть в поле, хоть в лесу, ему самому никто не поможет, а стало быть, сам должен отремонтировать и отрегулировать в мотоцикле все, или почти все. Поэтому и ценятся настоящие байкеры как спецы, как профессионалы и к ним идут за советом, за помощью. Из цикла: Мотоциклисты Байкерам посвящается «Письмо другу» Здравствуй Байкер, старый друг, мы давно не виделись с тобой. Расскажи как ехали с тусовки и когда добрался ты домой? Что задумал на другое лето и какой построишь аппарат? В общем расскажи о чем захочешь, если ты на новости богат. Наша жизнь не то чтоб очень сильно отличалась от твоей, поверь. За сезон сожгли бензина тонну, десять тысяч на спидометре теперь. Ездить с каждым днем все холоднее, видно приближается зима. Скоро на ремонт поставлю тачку, начинает сыпаться она. Очень часто вспоминаю лето, наш обычный, байкерский сезон. Жаль, что он пронесся очень быстро и коротким был как будто сон. Стал у нас бензин еще дороже, на запчасти выросла цена. Да не повезло нам с государством и у нас дурацкая страна. В будущем сезоне, я наверно в гости нарисуюся к тебе. А когда поеду, ты конкретно от меня узнаешь по весне. Хочется компанией проехать и увидеть дивные места. Снова побывать в горах Уральских. Знаешь где такая красота? Заодно узнать где обретаешься и увидеть город где живешь. Байкеры, ты знаешь, любопытные, на мекине их не проведешь. В общем, летом снова в путешествие мы уедем, все чертям на зло. Так и знай, приедем обязательно, только бы с погодой повезло. Ну а так все вроде бы нормально, вот здоровье иногда шалит. Руку, что разбил давно в аварии, а теперь вот по ночам болит. Иногда листаю фотографии, лиц знакомых чувствую тепло. Вот на счет друзей, поверь мне Байкер, здорово наверно повезло. С ними, правда, вижусь очень редко, а бывает только раз в году. Знаешь сам, когда на «мото-шоу», на тусовку с ними попаду. В межсезонье их не забываю, на письмо всегда пишу ответ. И всегда им шлю чистосердечный, самый жаркий, байкерский привет. А случится, если едут мимо, то на пять минут всегда зайдут. Позовут с собою, оттянуться, если не смогу, они поймут. Вот и все! Наверное закончу. Будь здоров на долгие года. А еще Удачи на Дороге и не изломаться никогда. Теперь поговорим о принципах. Оказывается байкеры это принципиальные люди, но принципов у них не так уж много. Вот сейчас и рассмотрим некоторые из них. Какие-то поддерживают большинство байкеров, а некоторые чисто индивидуальные. Помощь на дороге – один из главных принципов. «Байкеру поможет только байкер» - взято из жизни. Настоящий Байкер всегда окажет помощь мотоциклисту на дороге, автомобилисту никогда. Автомобилист по понятию байкера, человек неполноценный, куда не шло, если за рулем женщина – что говорить – слабый пол – это понятно, а вот мужик в авто, это уже так себе и не мужик вовсе. Бояться климатических условий и называть себя уральцем! То им дует, то капает, то холодно, то неудобно, и музыку надо и кровать-диван в салон помягче. В общем понятно, любишь кататься с комфортом, люби и на дороге скулить. Следующий принцип – это не лезть ни во что, и никуда. Есть такие поговорки «Кто много знает – то мало живет» и «Кто много имеет – тот плохо спит». Исходя из этого Байкер много не имеет и не знает, поэтому и спит спокойно и живет дольше. Есть конечно исключения у кого мотоцикл иномарка, но это частности. Так же актуален и такой принцип – «Будь спокоен – как удав». Зачем байкеру напрасно нервничать и доказывать на том же посту ГАИ, что кто-то не прав. Виновен – штрафуй, наказывай, а не виновен – отпусти. Одним словом этот принцип применим по жизни буквально везде. Спокойный человек он и на дороге не опасен. Следующий принцип сформулирован в житейской русской пословице «Ружье, коня и бабу в люди не дают». Мотоцикл для байкера и ружье, и конь, и баба. А стало быть ехать на нем будет только хозяин, нет, посидеть, подергаться может кто угодно, но прокатиться и ехать настоящий байкер не даст никому. Принцип такой! Вот в основном и все принципы, но это можно отнести к общим и те кто живет по ним – скажет, что жить легче. Но есть еще и индивидуальные, как говорится, у каждого свои, к ним можно отнести например такой – не бояться смерти, которая всегда рядом. Если рядом, пусть станет другом. Или такой как любимая скорость от 40 – до 100 км/ч и два варианта до 40-50 км/ч в городе и до 100 км/ч на трассе. Есть еще такой «Мотоциклу все - себе немного» и объяснять этот принцип не надо и так все ясно. В общем принципов у людей много, у каждого свои, но у байкеров в основном именно эти. Из цикла: Мотоциклисты Байкерам посвящается «Дождь» Нашим синоптикам многая лета и сорок проклятий в бок. Я слушал прогноз, отправляясь в дорогу, как был он от правды далек. Было давление в норме и солнечный летний денек А ветер, мой давний приятель, под вечер дожди приволок. Тот день я провел на дороге, проехав приличный путь. Я встал не надолго на перевале, чтобы покурить и отдохнуть. Увидел вдали тучи синие и косы дождя до земли. Навстречу две мокрые «Фуры», надсадно гудев проползли. Ну что ж, не впервые промокну, такое бывало со мной, Бывали издержки похлеще в жизни моей кочевой. Ударили первые капли в асфальт, в лобовое стекло. Минут через пять, на дороге, много ручьев потекло. Дождь отмывал мою куртку, дождь отмывал аппарат, Вот только этой помывке я был совсем не рад. Это простая истина и можешь поверить ей, Но после дождя, на дороге, станешь еще грязней. Прошло минут десять, не больше, ненастье ушло стороной. И встречный «Камаз» проезжая, меня обдал грязной волной. В обгон иномарка крутая грязный туман подняла. Я жался поближе к обочине, такие вот, Байкер дела. А через пять километров, под дождь попадаю опять. И снова меня полощет, как будто последнюю бл*. Все несчастья когда-то кончаются, в этом может быть жизни суть. У меня еще было время просушиться и отдохнуть. И лучше б никто не увидел, меня и мой аппарат. Мы грязные были как черти, ты можешь поверить мне брат. Отмылись у речки глубокой, потом я костер запалил. Развесил одежду на ветки и крепкий чаек заварил. Еще как усталый путник я выспаться был бы не прочь. Ведь на Урал надвигалась теплая летняя ночь. Теперь чуть-чуть нашей истории: кто же конкретно стоит в начале нашего байкерского движения. Кто замутил народ мотоциклетный. Ясное дело, не обошлось без средств массовой информации, газет, журналов и телевидения, а потом и Интернет сыграл своё дело. Без кощунства и поимённо, кто то увидит знакомые фамилии и кликухи, а кто то будет взирать недоумённо, ибо сия информация ему не будет говорить ни о чём. Но тем не менее: Иванов «Колобок» - бывший директор ИМЗ Останин «Вася-Усатый» президент м\к «Урал» Славский роман «Мауз» президент м\к «Вояджеръ» Скворцов – байкер из Ижевска Коковихина Марина – байкерша из Ижевска «Михалыч» - байкер Курганская область Сергей и Толян (сын и отец) Лежнёвы из Ирбита Лёха «Бад» старший м\к «С ветром на спицах» Самойлов «Саня» байкер из Ревды Некрасов «Михалыч» байкер из Ревды Туленков «Вован» байкер м\к «Стальные сердца» из Магнитогорска Натаха «Гайка» Байкерша м\к «Стальные сердца» Белобородов «Юрик» байкер м\к «Стальные сердца» Белобородова «Анна» байкерша м\к «Стальные сердца» Мухарский «Чёрный» вольный байкер Шмелёв «Шмель» вольный байкер Миха «Рогатый» байкер м\к «Урал» Ещё в список не попало фамилий десять, но это чисто по тому, что я уже не помню, некоторые уже не в теме, не на дороге. Но тем не менее эти люди с присущим им энтузиазмом и амбициями стояли и стоят в самом начале байкерского движения Уральского региона. С них всё и началось. По стране тогда проходили , ну очень редко, информации не было почти никакой, так называемые «Байк-шоу». И тогда решено было проводить этакие сборища и у нас на Урале, типа «мы то чем хуже остальных». И вот в 1998 году в июне месяце провели первое уральское «Мото-шоу», на него приехало тогда всего 13 мотоциклов, не считая ирбитских. Было всё ново и интересно.Тогда решили из этого сделать традицию. Главенство в этой сфере взял на себя Ирбитский мотозавод. То есть дирекция завода – уважаемые люди. И по тихоньку, со скрипом традиция пошла. Стали подтягиваться байкеры из других городов и на следующее «Байк - шоу» уже приехало 400 моторов. Но для общения трёх дней тусовки не хватало. Тогда решено было собраться в Ирбите зимой 23 февраля и на этом зимнем «Байк-слёте» разрулили следующий сезон. Получалось, что будем проводить «Слёт-встречу» в июне месяце под названием «На берегу», в июле месяце «Байк-шоу» в Ирбите и в августе месяце «Слёт-встречу» под названием «В горах». Ну и естественно – зимний «Байк-слёт» в Ирбите. Во так и повелось, так началась традиция собираться вместе. Теперь по порядку, что да как. На зимнем слёте собирался так называемый ком.состав, то есть директора и президенты мотоклубов со всего Урала со своими заместителями. На котором обсуждали какое мероприятие, кто будет проводить, где и в какое время. И это было довольно таки напряжённое мероприятие – ведь каждый мотоклуб хотел натянуть тусовку к себе. Обсуждение бывало жарким, куча уважаемого народа водили грязными пальцами по картам Урала, от возбуждения, чуть не доходило до драки, но умудрялись договориться и через пару дней довольные и умиротворённые разъезжались, кто не чём, по домам. Июньская «Слёт-встреча» предусматривала съезд байкеров со всех мотоклубов, где то на берегу реки, озера или пруда, не столь важно. Главное – на берегу. Обычно это совмещается с днём России, куча выходных. Слёт чисто для своих, то есть – байкеров, чужие про это обычно не знают. На слёте нет никакой программы, просто приезжают ребята отовсюду с палатками и котелками, отдыхают, общаются с себе подобными, делятся впечатлениями пройденных дорог, маршрутами и планами путешествий, иногда прямо на слёте сколачиваются команды для будущих поездок. Атмосфера на слёте «слегка в подпитии, слегка в кураже», но всегда дружеская атмосфера, делить то по большому счёту нечего, все свои. Про августовскую «Слёт-встречу» могу сказать не много. Это тоже самое , что в июне, только народу поменьше. И проводится она в горной местности. А то что народу поменьше , так потому, что многие ещё где то в путешествиях или уже денег нет, или технику убили. В общем – понятно. «Слёт-встреча» проводится всегда один раз и всегда в другом месте, для байкеров это не просто встреча, а возможность побывать в других местах, узнать что то новое для себя, научить молодых членов команды ориентироваться по картам и атласам, а так же на местности. Соль и суть «Слёт-встречи» в том, что встречаются друзья, то есть те люди для которых не возникает вопрос «сколько до туда километров» , говорят просто и странно – Мне туда НАДО. И ещё на таких мероприятиях нет чужих, посторонних людей. Так как об этой тусовке , в принципе, знают только свои. Про «Байк-шоу» я уже рассказывал, единственное, что хотелось бы добавить – то что туда сходятся и съезжаются все кому не лень, кто потащиться под музыку приглашённых рок-групп, кто просто оттопыриться, кто то чего украсть и тому подобное. Но всё равно это тоже действо всегда весёлое и незабываемое. Есть ещё одно мероприятие – « Байкерский фестиваль» , это немного другое, чем Мото-шоу. Это байк.фест проводимый самими байкерами, на свои деньги, по своим возможностям. В фесте могут участвовать несколько клубов, а может быть всего 50-60 человек. Программа обычно простая – конкурсы, поездка вокруг города или посёлка, предусматривается торжественный проезд, к этому дню, если повезёт, то приурочиваются свадьбы, дни рождения и так далее. Вечером победителям в конкурсах вручаются нехитрые , простые призы. Из музыкального сопровождения – не громкая музыка под баян, гармонь или гитару Все эти мероприятия настолько любимы теперь байкерами, что где бы они не проводились, всегда будет аншлаг, похрен какая туда дорога, есть ли там АЗС , какая погода на дворе. Знаешь – главное – там соберутся твои друзья – байкеры, твоя настоящая семья. И сколько б не было в сезоне фестивалей, слётов, мото-шоу или простых поездок в гости, в соседний мотоклуб, всегда этого будет мало. Всегда байкеры скучают по дороге и общению, всегда завидуют тому, кто отправляется в дорогу, в далёкое или не очень путешествие. В данной главе я поведаю тебе мой благодарный читатель об одной маленькой вещице, которая для тебя не будет значить ничего и ни о чём тебе не скажет, а вот для настоящего байкера эта штучка – чисто байкерская фенька, как талисман , что бережёт в дороге, как орден доблести рыцарский, как что то заветное – это знак «Байкер». Этих знаков, изготовленных в ручную – не много, некоторые именные, некоторые с гербами городов или клуба, но большинство это – обглоданный череп с крыльями и надпись «БАЙКЕР» . В наших кругах он называется «Байкерский Ангел». Изготовлен он из листовой меди или латуни, методом чеканки, а подкладка из нержавейки. Сам знак пришивается к косухе или жилету на правую сторону груди , чтобы не путали с гаишным жетоном. Теперь слегонца окунёмся в историю этого знака. Когда-то давно, на одной из зимних тусовок, было решено отмечать настоящих байкеров каким нибудь знаком, чтобы отличать от остальной братии. Поручили это мне, и той же зимой я взялся за дело, имея за плечами профессии: художник-оформитель, камнерез, ювелир, чеканщик и просто слесарь. К следующему сезону было изготовлено 20 знаков. На совете директоров мотоклубов знак был одобрен единогласно, а полномочия по вручению делегировали мне, так как знаю не по наслышке всех, кто достоин носить этот знак. Вот с тех пор и повелось, сам изготавливаю, сам и вручаю. Ещё один косяк – знак вручается торжественно при большом стечении байкеров и мотоциклетного люда. Уже стало это действо традицией и всякий раз когда проходит какая то байкерская тусовка или фест некоторые байкеры с нетерпением ждут – Вручит ли Лёха кому то знак или нет. А знак этот вручаю тока тем, кто на пределе сил и своих возможностей , с охрененным фанатизмом продвигает наше байкерское движение всё дальше , выше и вперёд. Тем , кто привлёк в наши ряды новых людей и заразил их неизлечимой болезнью под названием байкерство. Тем, кто мотает километры наших дорог, отправляясь в путешествия , на фесты, слёты и тусовки. Тем , кто не только сечёт в технике, но ещё может её перелопатить так , что мама родная не узнает, то есть – завод изготовитель. Тем, у кого мотоцикл и дорога в сердце – навсегда. Настало время поведать и о самой церемонии вручения знака. Раньше, всё было проще, отловил байкера, уведомил его о предстоящем посвящении и в нужный момент он под рукой. Сказав тёплые, напутственные слова, вручил знак и всё. Теперь видимо наступили другие времена, навеялись другие требования и принимая во внимание пожелания байкеров, традицию пришлось немного усложнить. Но от этого она не стала менее весомой и интересной. Теперь это действо выглядит так: Сначала мне надо приготовить «Адскую смесь» - это в обрезанную банку из под любимого напитка всех байкеров, наливаю немного моторного масла, но не абы какого , а сливаю с мотоцикла который прибыл из далёка. Это кровь мотоцикла из самого его сердца. Туда добавляется пыль всех Уральских дорог ( обычно грязным пальцем снимаю с обода заднего колеса). Добавляем пыль Челябинских дорог, Свердловских, Башкирии, Удмуртии и конечно Пермского края. На любой тусовке всегда присутствуют байкеры из всех этих областей и республик. Добавляю туда последний ингредиент – каплю своей бродячей крови. Всё это смешиваем и «Адская смесь» готова. Теперь другой атрибут ( появился совсем недавно) – Байкерский крест. Его изготовили в «мотоателье» Владимира Исакова (Мастера) по спец.заказу. На его изготовление пошли три коленвала от заклиненных двигателей мотоциклов «ИЖ-Юпитер» . Условие было одно, шатуны из которых сварен крест, должны быть с большим пробегом, на них должна висеть не одна тысяча пройденных километров. Только тогда на нём будет дух дороги, а со временем ещё и намолен. Ещё было пожелание байкеров, чтобы с крестом управлялся «Святой Отец», кто то из колоритных и весёлых байкеров. Кандидатуру подобрали быстро, им оказался байкер «Дед» из Перми. Единственное, что перед церемонией надо бало сказать про него, ну чисто повеселит и подурачить байкерский люд на тусовке это как – «Святой Отец» прибыл к нам из аббатства Св. Патрика, специально для этой церемонии. А вот теперь о самой церемонии как есть: Приглашаем байкера в круг из многих уважаемых байкеров. Мной произносятся тёплые и напутственные слова, о том , что знак вручается один раз и навсегда, что это талисман который бережёт от поломок и аварий, что ты теперь вступаешь в нашу, пусть немногочисленную байкерскую семью, пожелание – чтоб дороги твои были лёгкими, а возвращение было радостным и ещё много чего, что может возникнуть в байкерской, не раз стряхнутой башке. Мажется лоб «Адской смесью», после чего байкер становится кровным братом мотоциклам и дорогам. «Святой Отец» прикладывает к голове «Крест байкерский» и так же произносит свои напутствия. После чего вручается знак «Байкерский Ангел» и посвящённый в байкеры может сказать ответные слова, что тоже приятно. Далее идёт поздравления товарищей и обмывание полученного знака. Знак НЕЛЬЗЯ купить, продать или получить по блату. Только по рекомендации, как минимум четырёх президентов мотоклубов и за личный вклад в наше байкерское движение в течении нескольких лет. Теперь, мой дорогой читатель, пришла пора поведать тебе о путешествии. Это будет простое путешествие по Уралу, длиной, ну скажем, в 4500 км и дней эдак на 14-15. В путь отправляются двое, не важно кто это, пусть это будут просто ОН и ОНА. Познакомились они зимой, Она ни разу не была даже в походе. А Он уже намотал по дорогам много тысяч вёрст. Но всегда в дороге Он был один, а теперь предстояло проверить себя и свою спутницу на совместимость, раз уж они решили быть всегда вместе. Про себя они решили, что это будет свадебное или типа того путешествие. И вот в один из тёплых, летних дней они собрались в дорогу. Он в гараже готовил мотоцикл к дальней дороге, проверил все узлы и агрегаты, подтянул гайки и болты, залил бензин и масло, протёр лобовое стекло. Погрузил в багажник палатку и котелки, ручную лебёдку, лопатку и топор. Привязал спальники, немного запасных частей и расходники, ну свечи там, клей и камеру, лампы и ещё всякой нужной муры. Она приготовила взять с собой разные тёплые вещи и продукты, а так же карты и атласы Урала и конечно – фотоаппарат. Фотик так, не крутой – простая «мыльница». Ну и конечно документы и деньги, которые скопили за зиму. Погрузив и привязав весь этот нехитрый скарб на мотоцикл, присев перед дорогой, на пару минут, помолившись своему байкерскому богу они отправились в путь. Цели перед ними не стояло никакой, у них был отпуск, было лето, под ними уверенно урчал мотоцикл Урал с коляской. Ну что ещё надо для путешествия, только красивых мест и сухой погоды. Но в первый день нашим путникам , прямо скажем, не повезло. Буквально через три часа, пропала зарядка у аккумулятора. Это накрылся медным тазом генератор. Ребята решили заехать на рынок и купить новый, да в понедельник там случился выходной. Ну что ж, без генератора никак и они решили встать на первую ночёвку. Выехав за город, они нашли отличную полянку и поставили на ней свою палатку. Набрав в котелок воды из родника и подвешав его на треногу ,развели костерок. Сварив байкерской похлёбки и заварив ароматного чая, стали ужинать и водить грязными пальцами по карте, обсуждая дальнейший маршрут, тот что предстоит проехать завтра. Потом проверив, всё ли в порядке с техникой, совершив вечерний туалет, они завалились в палатку на отдых. Каждому виделось своё, ведь у разных людей всегда разные взгляды на мир. Но у этих всё было совсем по другому, каждому виделось всё в романтическом свете, ведь это было их первое свадебное путешествие. Мы не будем описывать, что было дальше. Это не эротический трактат, а повествование как проходило это путешествие. Могу лишь сказать, что всё было на высоте, незабываемо и ярко. Даже бегали под луной по прохладной росе, а за задницу кусали комары. В итоге – за день проехали всего 250 км и нисколечко не устали. Утро следующего дня выдалось тихим, тёплым и солнечным. В воздухе пахло полевыми цветами и тёплой землёй. Щебетали птицы и было на душе радостно. По быстрому упаковав и свернув свой лагерь наши путники выехали на дорогу. Заехав первым делом на рынок и купив у барыги новый генератор, они встали на свой первый ремонт в дороге. Заменив вышедший из строя генератор на новый, сказав сломанному «спасибо» и зашвырнув его в ближайшие кусты, наши путники выехали на дорогу. В этот день всё шло хорошо, мотор работал как часы, просто пел. Гаишники не тормозили, а дорога была ровная. На обед завернули на обочину, наскоро сварили чаёк-кофеёк и отправились дальше. Проехали Осу и Барду, вот и граница Пермской области. Заезжаем в Башкирию. Едем вдоль стада нефтяных вышек и качалок, кругом куда не глянь степь, ровная как блюдо. Но лес присутствует, только не еловый да сосновый, как у нас, а в основном липы да дубравы. Останавливаемся на ужин, разводим костерок и варим себе байкерскую похлёбку и чай. На десерт есть пара бананов и апельсинка. Закончив с ужином, собираем скарб и в дорогу. Надо найти место для ночлега. А требования к месту такие – чтобы был подальше от населённого пункта, около речки или ручья, чтобы рядом был лесок – где брать дрова и по возможности – красивое место. Едем с час или полтора. Скоро стемнеет а мы не можем себе приглядеть ничего подходящего. В итоге, после Краснохолмского, заезжаем подальше от дороги, на угор и глушим аппарат. Ставим палатку, стелем на ночь постель и валимся как убитые спать. Какая на хрен романтика, задница устала – не могу, у спутницы зверский взгляд как у человека после пыток. И только тут понимаю, что-то не так. Да мне байкеру это привычно проехать за день 650 км не напрягаясь, а вот спутница моя к этому не привычна. Ведь сам ей говорил, что дорога должна быть в кайф, а ей выходит не совсем. Про себя решаю – буду ехать дальше по немногу и не быстро, чтобы не отбить напрочь охоту к дороге у своей спутницы. С этим решением и провалился в тяжёлый и тревожный сон. Утром проснулись от того, что рядом где то работает мотор. Я вылез из палатки и вижу. Подъехал «Москвичок», из него вылезло человек 5 башкирской национальности, вся эта кодла дружно встаёт на карачки, то есть «раком» и начинают, что то собирать в густой траве, перекликаясь далеко не на русском языке. Меня заинтересовало, что бы это могло быть, а вдруг грибочки какие галлюциногенные, или ещё что. Это что – оказалось ягодой клубникой и её оказывается здесь очень много, мы прямо спали на ней. Ягоды и впрямь были сочные и крупные и было их так много, что глаза разбегались от такого изобилия. Ясное дело, что мы бодрые и отдохнувшие начали день с пожирания этой чудесной ягоды. Напоровшись ягод, как «Тузики» на помойке, сворачиваем лагерь и выезжаем на дорогу. Впереди у нас город Уфа. Пейзажи протекающие за бортом однотонные, интереса никакого. Только люди на угорах в позах «раком» и их много, это удивляет. Подъехали к стелле УФА, сфоткались на память и заехали в город. Проехали мегаполис на одном дыхании, достопримечательности нас не интересовали, мы больше западали на природу. На окраине города, в каком то магазинчике пополнили провиант и по большому мосту выехали из города. Здесь нам открылась панорама – как две реки сливаются в одну. Это были река Белая и река Уфа, вот это зацепило. Остановились и любовались минут десять. Направляемся в сторону Стерлитамака, это около 150 км, по карте – двух-сторонка и прямая как стрела. Проехав с десяток вёрст, решаем свернуть с дороги и пообедать. Недалеко от дороги нашли небольшое озерцо, старая башкирка сидит и ловит на удочку рыбёшку – небольшие карасики, грамм по 100 не больше, но зато часто. Мы присели не в далеке и пообедали легко. На дворе жарища , решили искупаться в этой калужинке. Вода была чистая , но сильно тёплая, так что не получили ни какого облегчения и решаем отправиться в путь. Встречный ветерок охлаждал гораздо лучше и мы мчались всё дальше и дальше. Вот и Стерлитамак, ну не совсем, а только стелла. Фотографируемся и начинаем понимать, что мы здесь не одни. С обочины поднимается зомби, нам так показалось, мы перекрестились. Лопочет это не на нашем и не понятно, но отдалённо это напоминает старушку-башкирку , да ещё пьяную в хлам. Ясное дело, что путешествующие по быстрому сели на коня и были далече. Заезжать в город не стали, а свернули на мост и оказались за рекой Белой. На крутом берегу под тополями встаём лагерем и решаем отдохнуть. Я вытащил спиннинг и пошёл пытать рыбацкое счастье, часа через полтора понял, что сегодня не мой день, рыбы не было. Ну вовсе ни одной поклёвки, может блесна была не та, может ещё что, только пришлось варить похлёбку из тушёнки. Под вечер искупались в Белой, вода была самое то, отмылись с мылом и залегли спать. А на другом берегу шумел большой город, в котором проживал наш друг Серёга Гусев – «Ганс», президент мотоклуба «Клуб-49». К нему в гости мы решили наведаться по утрецу. На следующее утро проснулись от вороньего карканья, целая стая собралась на верхушках тополей и они что-то шумно обсуждали, толи про местную свалку, толи про ближайший продуктовый магазин. Мы конечно не поняли их, ведь вороны то башкирские. Пришлось камнями и палками прервать собрание, чисто из-за того , что не хотелось нам по утру быть обосранными. Сворачиваем лагерь, на скоро завтракаем, чем бог послал и заезжаем в город. На первом же перекрёстке нас останавливает гаишник и за то, что мы заехали под знак «Кирпич», норовит нас оштрафовать. Пришлось объяснять нерусскому гаишнику, что мы ещё до знака не доехали, что знак висит за перекрёстком. В общем, наши объяснения прокатили как нельзя лучше и дорожный батыр остался ни с чем. Через минут десять нашли адрес, где работал наш дружище «Ганс». Трудился он в рекламной фирме, художником. Он нам сделал небольшой экскурс по фирме, где мы попутно разжились цветными клейкими пластиковыми плёнками, из которых фирма делает рекламные надписи и всякую другую лабуду. Потом «Ганс» отпросился у начальника с работы и мы поехали к нему домой, знакомиться с его домочадцами. У «Ганса» прогостили целый день, и ночь пролетела как то не заметно. Но мы в путешествии, а стало быть нам надо в дорогу. Попрощавшись с друзьями, держим курс на город Белорецк, через посёлок Кага. Проехав километров 50, остановились в деревне у магазина, чисто пополнить запасы провианта, да выспросить у местных жителей про дорогу, не озоруют ли на ней Соловьи-Разбойники, да не мутят ли воду Ильи-Муромцы. Оказалось, что после дождей в горах эта дорога не проезжая, что у нас есть шанс сгинуть в башкирских горах навсегда. Нам эта перспектива как то сразу не понравилась и мы выбрали вариант с объездом, крюк – эдак вёрст на 150, оно ведь бешеной собаке , чё за перед укусить, чё за зад, одинаково. Час – полтора ходу и мы въезжаем в ущелье, что промеж гор. По левую руку отвесные скалы, а по правую руку – река горная с шумом несёт свои воды. Дорога – асфальт , да ещё под гору. Остановились у моста, стянули с себя прилипшие от пота одежонки и в воду, речка горная, быстрая и прохладная. Накупались да набаловались, то и поесть захотелось. Что ж дело не хитрое – запалили костерок, сварили знатную байкерскую похлёбку, потом чаёк – кофеёк. Вот и сыты путники, можно ехать дальше. А дорога всё вьётся про меж гор высоких и не очень, да всё под уклон. Это я потом узнал, что под уклон все 70 км, во как. Вокруг красотища, мы такой и не видели у себя в лесном краю и за каждым поворотом открывалось нам всё новые красоты и дали. Вечерело и мы стали подъискивать место для ночлега. Буквально минут через 5 увидели красивую полянку на берегу горного ручья. Ручей переехали в брод и остановились на небольшой поляне изумрудной травы. Поставили палатку, разожгли костёр, расстелили одеяло и отдыхали душой. Вокруг нас струились тёплые звуки лета, было хорошо до обалдения. Кругом , куда не кинешь взгляд, древние горы, красота. Рядом журчит ручей, неся свои прозрачные воды куда то в даль. В общем , наслаждались природой часа полтора, пока не стемнело, а сумерки в горах наступают быстро. Заснули и дрыхли беззаботно, как мальцы. Зато утром проснулись от такой бодрости, что ух, пока не взошло солнышко. Почему-то была холодрыга, аж зуб на зуб не попадал. Быстренько запалили костерок и сварили душистый чай. Отогрелись и в нутрии и с наружи. Заодно плотно позавтракали и собрав пожитки на мотоцикл – тронулись в путь. Мы себя тогда чувствовали первопроходцами или дикими индейцами. Спутница моя сказала , что замёрзла, пришлось стянуть с себя косуху и отдать ей вместе с душевным теплом. Но выехав на дорогу опять почувствовали запахи цивилизации, пахло горелыми тормозами и палёным сцеплением. И запах этот был такой густой, а ветра в ущелье по утру ещё не было. Нас обгоняли гружёные фуры, такие же ползли навстречу. Дорога жила своей трудовой жизнью. Но встало солнышко и всё преобразилось, подул встречный, тёплый, ласковый ветерок. Ехать на встречу новым приключениям стало гораздо интереснее и духи ущелья берегли нас от поломок и аварий. Наступал новый , тёплый, летний день. Вдоль дороги клокочет горная река Инзер, а мы едем и едем в даль далёкую. Проезжая мимо удивительных мест, красивых гор и ущелий. Индейцы отдыхали душой от остального цивилизованного мира. Преодолевая перевалы и хребты, иногда останавливаясь, чтоб перевести дух и сфотографировать увиденное. К обеду добрались таки до города Белорецк. Перед самым городом обнаружили памятник геологам, эдакое здоровенное кайло, метров 10 в высоту, вогнанное остриём в землю. Потом долго стояли и смотрели на Белую. Здесь она оправдывала своё название, вода в реке действительно была белого цвета. Потому, что скорость течения была большой, а воду красили воздушные пузырьки. Это была другая река, не та , что видели под Стерлитамаком, там широкая и спокойная, а здесь узкая и бурная, шумная и пенная. Сам город находился как бы в котловине, а вокруг вершины гор по боле километра в высоту. На окраине зашли в магазинчик, где продавщица Фатима продала нам нужные продукты, я вышел, а спутница моя задержалась. Мало ли что ещё углядела женщина. Это потом она мне сказала, что набрала орешков, семечек жареных, изюм, сушёную рыбу и «Сникерсы», что бы не скучно было сидя за широкой спиной, что бы было полное наполнение путешествия. Вырвавшись из города на природу, решаем подкрепиться. Разводим костёр, готовим горячие блюда, всё уничтожаем и двигаемся дальше. Путь наш лежит на посёлок Тирлян, а дальше д.Николаевка и д.Верхнеаршиновский. После Тирляна пошла грунтовка, но ехать можно. На подезде к д.Николаевке увидели гордо вздымающуюся гору Большой Иеремель в 1,5 километра высотой. По карте близко к горе подходит дорога с д.Верхнеаршиновска, вот туда мы и поехали. «Всё! Не могу больше!» - сказала моя спутница, я остановил под берёзками, в тенёчке мотоцикл, достал два одеяла. Мы понимали друг друга почти без слов. Я расстелил одно одеяло, моя спутница рухнула на него как подкошенная трава, а сверху её накрыло другое одеяло. Всё. Это на час не меньше. У меня было время сделать небольшое тех. обслуживание нашему мотоциклу. Чем я и занялся, попыхивая сигареткой зажатой в зубах. Но я ошибся, буквально через полчаса, моя спутница была как новая и мы продолжили наше увлекательное путешествие. Доехав до д.Верхнеаршиновск, встретили двух тамошних аборигенов на «Днепре». И расспросили их о дороге. Они поведали нам, что после дождей там на Иеремель не проехать, что мы там можем просто погибнуть и их не парит вытаскивать городских из этой передряги, даже за водку. Сфотографировавшись на память, поворачиваем обратно, мало ли дорог для нас ещё открыто. За д.Николаенкой сворачиваем к речке, место красивое, а вдали Иремель в своём величии и тишина. Встаём лагерем, ставим палатку, зажигаем костерок, день идёт на убыль, да и мы устали. Что за речка-невеличка, смотрим по карте – да ведь это исток реки Белой. Здесь она в десять шагов шириной и тихая-тихая. Начинает темнеть и на июльском, уральском небе одна за другой зажигаются звёзды. Костерок догорел и мы залазим в палатку, вырубаемся сразу и на повал. Это был шестой день без телевизора, телефона, радио и всех прелестей цивилизации. Утро было росным и прохладным, но уже во всю светило солнышко. Мы умывались в речке, чистили зубы, мыли посуду и приводили себя в порядок. Взглянув в зеркало заднего вида, увидел там загорелого и небритого индейца, вот те на, как меняет людей природа. И тогда я назвал себя вождём индейцев - «Крепкая рука», а спутницу - индеец «Пышная грудь» . На том и порешили. Не торопясь свернули палатку, увязали нехитрое барахлишко и выехали на знакомую уже дорогу. Опять Белорецк, но мы не останавливаясь уезжаем дальше на Учалы. Дорога асфальт и всё в гору на перевал, порядка 30 км. Опять до боли знакомый запах тормозов , сцепления и солярочной гари. Едем быстро, ветер попутный, но всё равно на гребне перевала движок у мотика крепко нагрелся. Встаём на перекур, чисто охладиться, отдышаться. Минут через двадцать продолжаем путь, едем опять слегка под гору, легко и просто. Вокруг невысокие горы и ложбины, ручьи и озёра, одним словом – красота. Под одной из горушек встаём на обед, но сначала решаем забраться на вершину, чисто нагулять аппетит. Бинокль с собой, фотик тоже, всё – вперёд. Метров через 400 стягиваем с себя кожаны, через ещё 300 сбрасываем рубахи и штаны, лезем в верх все в поту и вот мы на вершине. Ура! Открывается такая обалденная панорама, что дух захватывает. Дорога в низу кажется извилистым шнурочком, а мотоцикл как маленькая букашка, а вокруг такие просторы, что глаз не отвести. Под ногами всякие маленькие цветочки, типа горной гвоздики и отдалённо напоминающие эдельвейсы. Вершина заросла мхами, но много обгорелых мест. Это так подпаливают землю и камни грозовые разряды. Помахав сверху руками всему миру, поглядев за горизонт в бинокль, сфотографировавшись, отправляемся в обратный путь, за одно подбирая свои снятые шмотки. Спустившись с горы обнаруживаем у себя не то чтоб аппетит , а что то зверское. Зажигаем костёр, варим хрючево и отдаёмся пореву. Напоровшись как кабаны валимся подремать под дубами, уткнувши свои пятачки в жёлуди. Это потом, по карте узнаём, что залезли на гору Уралтау в 900 метров над уровнем моря. Потом была снова дорога, после Учалов на дороге ремонт, то там объезд, то там. В итоге едем вообще по полевой дороге меж озёр и каких то посёлков. Но наконец то выезжаем на М5 и сворачиваем на Миасс. Заехали на озеро Тургояк, тоже как ни как жемчужина Урала. Но купаться не стали. Так посидели на бережке, сапоги помыли и отправились дальше. Заехали на часок погостить в Миасс к родне и поехали на Карабаш, что стоит под Красной горой. Вот как раз под этой горой догоняет нас ещё один байкер. Это Вася «Усатый» из Екатеринбурга. Он едет из города Аркаим, да такого и на карте нет, но он сказал, что город древний, но это не важно. Важно то, что не договаривались, а встретились на дороге. Немного покалякали про дела всякие, кто куда ещё поедет, сфоткались и погнали дальше. Вдоль дороги течёт марганцовая речка, травы по берегам нет, всю сжёг марганец. Что поделаешь, раз тут такие полезные ископаемые. За Карабашем попадаем под небольшой дождик, ну этак минут на десять, но мы не сахарные, не растаем. Минут через пятнадцат – двадцать уже снова одежда была сухая. Не доезжая Кыштыма отворачиваем в сторону, едем на большое озеро. Проехали 20 км, а подходящего места найти не можем и вот уже надежда почти пропала, уже темнеет, а съехать к воде не можем, то сады, то базы отдыха. И вот наконец с восточной стороны мы съезжаем к воде. Это озеро Увильды. Да такое огромное, что того берега не видно. Ставим палатку, собираем дрова из старых костровищь, обкладываем наш костерок камнями. Тут оказывается так заведено, если камнями костёр не закроешь, то все дрова сгорят за 5 минут, так как с озера всё время дует не сильный, но ветер. Варим себе ужин нехитрый, чай-кофе и заваливаемся в палатку дрыхнуть. Ветер с озера всю ночь треплет полог у палатки, в берег тихо бьётся волна. Засыпая думаем про что то, да нет, завтра, всё завтра. А сейчас всё спать. Из цикла: Мотоциклисты Байкерам посвящается «Индейцы» Ты помнишь, как всё это было, помнишь, попали под дождь. Ты была просто индеец «П.Г.», а я был индейский вождь. Лесною, прохладной дорогой ехали мы тогда. В просветах лесных мы видели как серебрится вода. С полчаса мы наверно искали как проехать до самой воды, Но везде были базы отдыха, санатории и сады. Кто ищет – всегда находит свободной земли кусок. И два утомлённых индейца съезжают на влажный песок. Пред нами лежала чаша тёплой, прозрачной воды И она называлась просто – озеро Увильды. Встретил нас ветер тёплый – «Добро пожаловать к нам! Можете располагаться и ставить индейский вигвам». Камнями костёр обложили, такой видно здесь ритуал, А всё оказалось наивно и просто, чтоб ветер не задувал. После ужина нас разморило и мы затушили костёр. И завалились уставшие в свой полотняный шатёр. Всю ночь нам о чём то шептала бьющая в берег волна. И снилось Алёнке – что будто, на праздник попала она. Мне ночью о тайнах поведал Дух озера – славный старик. А утром нас поднимает чаек противный крик. Новый день наступал, над водою, лёгкий стоял туман. И казалось не мы это вовсе, это какой то обман. А потом загорали, купались, плотины копали в песке. После босые бегали по длинной, песчаной косе. Мы монетки швырнули далёко и их приняла вода. А всё для того, чтоб когда ни будь снова вернуться сюда. На следующее утро просыпаемся от противного крика чаек. Они оказывается с утреца делят то, что мы не доели в котелке. Пришлось прогнать непрошенных гостей и над лагерем опять воцарилась девственная тишина. Над озером стоял туман, ветра не было и казалось всё вокруг каким то волшебным. Умывшись и позавтракав, обследуем как следует берег. Дров нет нигде. Только чахлые кусты и то это редкость. Зато в километре от берега стоит сосновый бор. Я погнал на мотоцикле до леса и через полчаса у нас было достаточно дров, чтобы прожить здесь неделю. Теперь само озеро. Надев купальники – лезем в воду, вода – обалдеть, не всплыть. Когда заходили в воду, спугнули чёрную большую змею. Это был уж и он довольно таки быстро умел плавать, в общем его мы не поймали. Зато накупались досыта и отмылись. На берегу расстелили свои одеяла и стали загорать. Народу никого, потому что была среда. Это в выходные здесь не протолкнуться, а сейчас – гуляй рванина, веселись. Так мы предались отдыху на чудесном берегу. Нагревались на солнышке и охлаждались в озере. Вода была прохладная и прозрачная. Потом варили кофе и чай, были ватрушки и коржики, сливы и апельсины. Снова купались и загорали и так повторялось много раз. В прибойном песке копали проходы и каналы, строили плотины и замки. И это взрослые люди. Я даже ходил со спиннингом порыбачить, но в этот день видимо тоже не было клёва и я вернулся пустой. День клонился к закату, а мы нисколечко не устали. Сидели на берегу, с озера опять дул не сильный, но ветерок. А солнце медленно уходило в воду, как в сказке. Потом стали зажигаться звёзды одна за другой. Уже в полной темноте мы залезли в палатку и задрыхли. Сквозь ночную темень и мерный шум волны, слышалось, что где то далеко гудела натужно машина, доносилась далёкая музыка. А мы проваливались в сон всё глубже и глубже. Следующее утро было точь в точь таким же как вчера. Опять орали чайки и шакалили по берегу всякие огрызки и остатки жратвы. Опять я прогнал их и стало тихо. Какой то «День сурка». Всё повторилось, всё было как вчера. Я опять так же ничего не поймал на спиннинг, опять купались и загорали, копались в песке и колдовали у костра. И день был такой же и вечер и опять закат. Опять одна за другой зажигались звёзды, только завтра мы едем дальше. На следующий день встали пораньше, чаек не было, тумана тоже не было. Позавтракали, зажгли прощальный костёр, достали монетки по пять рублей и зашвырнули далеко в озеро. В надежде, что ещё раз приедем на этот берег. Стали сворачивать лагерь и увязывать свои шмотки на мотоцикл. Заводимся, долго сигналим и отправляемся в путь. Под Каслями останавливаемся, фотографируемся у стелы и едем дальше. Потом ещё фоткались на границе Челябинской и Свердловской областей и уже под Екатеринбургом остановились на обед в придорожном кафе. После обеда направляемся в город Реж и через пару часов навещаем родственников , которые там живут. Потом поехали на пруд, на скалистый утёс «Пять братьев», сфоткали природу, сами полюбовались. Под вечер выезжаем из города и едем на реку Реж, в 20 км от города. Есть там одно местечко, его я знал ещё с детства – это Жуковская мельница. Самой мельницы нет, одни перекаты на реке остались, а сама река течёт по горному ущелью. Короче земля незабываемой красоты. Так вот, есть там уютная полянка под высоким утёсом, а в лесу покос. Вот сюда я и привёз свою спутницу. На покосе набрал душистого сена, набил его под палатку. Получилось, что то вроде перины. Пока было светло, набрали в лесу сухого валежника, разожгли костёр и сварили ужин. Чай варить не стали, было вдоволь холодного молока, которым разжились в деревне. Опять был ветерок с реки который отдувал комаров и шептанье реки на перекате. Опять зажигали звёзды, опять мечтали в ночи, а потом завалились на мягкую перину из душистого сена и уснули. Утро на реке моего детства, о чём ещё может мечтать умудрённый жизнью человек. Встав пораньше, ещё до рассвета, по быстрому развожу костёр, варю чай крепкий, выпиваю его с сигаретой . тихонько, чтобы не разбудить свою спутницу ухожу на рыбалку. Над рекой густой туман, на траве крупная роса и кроме журчания реки никакого шума. Из насадки у меня только хлеб. Встаю на , до боли знакомый камень, ещё пацаном я удил рыбу стоя на нём, прошло всего лет 30, а камень всё там же. Забрасываю удочку, поплавок сносит течением и заводит в завихрение за не большой камень на течении, поклёвка следует тут же. Подсекаю и красавец яз трепыхается на крючке. На тропинке, ведущей к реке, я нашёл старую канистру из под масла, обрезал её и получилось, что то вроде ведёрка. Вот туда я и начал складывать пойманную рыбёшку. Забрасываю снова и опять поклёвка, подсечка и снова язёнок. У берега, в камешках нашёл пару рачков-бокоплавов, насаживаю на крючёк. Заброс и поплавок топит прямо на течении, подсечка и загибая удочку в дугу повис на леске краснопёрый окунь. Снова забрасываю туда же и опять красавец окунь сидит на крючке. Встаёт солнышко и начинает пригревать, просыпается лес, начинают щебетать всевозможные пичуги. Туман с реки клочьями срывает лёгкий ветерок, начинается новый день. Я к этому времени наловил уже рыбок десять и пошёл в наш лагерь. Подложил дров в костерок, сварил кофе, к этому времени проснулась моя ненаглядная. Вывалив рыбу у костра, отправляюсь рыбачить дальше. Но не успевал я поймать и пяти рыбёшек, как приходила моя кошка и уносила улов. Так я прорыбачил до обеда, стало жарко, охота было спрятаться в тень, но тень была на том берегу. Ничего, думал я, вечером продолжим. Положил удочку на кусты, забрал своё ведёрко и направился в лагерь. Сегодня мы разнообразим свой рацион. На обед уха и куча варёной рыбы. Я как старый моряк, который на дух не переносит рыбу, бросаю в угли банку тушёнки и через пять минут обед для меня готов. А моя спутница уплетает рыбку за рыбкой. Как всё таки хорошо в путешествии. После обеда я отправился под скалу, где под камнями и мхом нашёл с десяток дождевых червей, будет на чё рыбачить. По пути подобрал несколько валежин и вернулся к костру. Заварил крепкий чай, опять с сигареткой его попил и пошёл искупаться, вода в реке похожа тоже на чай, так как протекает по рудным местам. Зацепившись руками за камень зашёл в течение, ноги оторвало ото дна и я подобно флагу стал болтаться в стремнине. Это давнишняя детская забава, полоскаться в течении, вот и опять вспомнилось детство. Потом растянувшись на изумрудной траве, временами пошлёпывая себя от паутов и слепней, загорали. А когда надоедало загорать, шли купаться. Так тихонечко наступил вечер и я снова отправился на рыбалку. Но клёва почему то не было. Я вспомнил, что мы делали много лет назад. Спустившись на сто метров ниже по течению, я взял хорошую ветку и стал стегать воду и подниматься против течения. Не доходя метров тридцать до того места где я рыбачил, прекращаю шуметь и снова с камня закидываю удочку. Сразу поклёвка и крупный окунь трепыхается на крючке. Было всё до ужаса просто. Пока мы купались, рыба скатилась ниже по течению, вот по чему и не было клёва. Весь вечер я удил рыбу, а моя спутница исправно её уносила, чистила, варила и съедала. Когда солнце начало клонить к закату, она пришла и сказала – «Всё, больше не могу», пришлось сворачивать удочку и идти в лагерь. Перед сном обсуждали дальнейший маршрут, ведь завтра снова в дорогу. Нам хотелось заехать на Ирбитское мото-шоу, хотя бы дня на два, повидаться с друзьями, познакомиться с новыми. Это ладно для меня, а ведь моя спутница вообще на такую тусу едет впервые, понравится ли ей такое сборище , вот что меня тревожило больше. Ладно, время покажет. Снова зажигаем звёзды, мечтаем о жизни, строим планы, вспоминаем давно покинутый дом и закрыв глаза, под журчание реки, проваливаемся в сон. По утру, как только начало пригревать солнышко, встали и побежали умываться на реку, потом позавтракали и стали готовить технику к дороге. Уже обыденно, сворачиваем палатку, свёртываем одеяла и спальники, моем котелки и посуду. Всё это грузим на мотоцикл и отчаливаем, бросив прощальный взгляд на такую уютную полянку. Вывернув на асфальт прибавляем скорость, иной раз скучаешь по прохвату, когда нет ездового дня. И вот снова ветер в лицо, мимо проплывают леса, поля, перелески, мосты и реки. Мотор мерно поёт свою песню ужигая бензин. И часа через три мы накатываемся на окраину города Ирбит. На базу «Крутое», где будет разворачиваться действо, под названием Мото-шоу. Я не стану описывать само мероприятие, так как про мото-шоу я уже рассказывал, единственное скажу, что на базе «Крутое» мы пробыли два дня, пробрели кучу новых друзей, встретились со старыми друзьями и вдоволь пообщавшись, поехали дальше. Такая она доля путешествующего – быть в пути. Из Ирбита поехали на Екатеринбург, дорога унылая, сто раз езженная, рассказывать не интересно. А вот после Екатеринбурга заехали на границу Европа – Азия, что под Первоуральском, там за одно и перекусили. Только я перекусывал в Азии, а спутница моя в Европе, а потом переходили и всё наоборот. Так же сфотографировались на память и отправились дальше. Вечерело и мы решили встать на ночёвку, про красивые места речи уже не было, надо было просто выспаться, сказывался недосып после байкерской тусовки. Выбрали место на обочине, повыше и подальше от дороги, поставили палатку, ужинали молоком из пакетов да булочками и коржиками, а потом завалились спать. И ведь хорошо, что не поехали дальше. Буквально через час пошёл хороший дождь. Дождик лил до полночи , а потом редкие капли его стучали ещё с часа полтора по крыше нашей палатки. Но нам уже было всё равно, мы дрыхли как пожарные лошади. Утром следующего дня, проснувшись, позавтракали, а умыться решили остановиться на какой нибудь речке или ручье. Дорога после дождя подсохла, а через час вообще ничего не напоминало о том, что был дождик. Потом мы пилили по скучной дороге Екатеринбург - Пермь, пока не доехали до границы Свердловской и Пермской областей. Есть там недалеко от границы, один Суксунский байкер рассказал, красивое место под названием «Серый камень». Вот туда то мы и решили заглянуть. Доехав до деревни Ключи, сворачиваем на д. Брёхово, а за деревней, резко в лево и в гору, до леса км два не больше и спешившись идём по лесу метров 100 – 150. И открылась нам красота Уральская, под нами не большое ущелье глубиной метров 150 – 200, а в низу течёт речка. Вокруг даль лесная открывается, что дух захватывает. Облазили мы там все скалы, прошли по горным тропинкам, утолили познавательный голод и вернулись к мотоциклу. Дальше наш путь лежал мимо поселка Суксун. Но памятуя, что Суксунский байкер говорил нам о ещё одной достопримечательности в этих местах, не доезжая до Суксуна отворачиваем на д. Пепёлыши. Не далеко от этой деревни, на берегу реки Сылва есть ещё одна уральская фишка – это водопад «Плакун», вот туда мы и приехали. Сначала умылись в роднике из которого берёт своё начало «Плакун», а потом спустились к реке, где вода водопада с шумом разбивается на миллионы брызг и струй. Сфотографировали это природное явление и поехали дальше. Уже под вечер свернули на реку Иргина, что под Кунгуром и разбили свой лагерь. Сначала искупались и отмылись от пыли дорожной, сняли усталость водой прохладной. А потом стали готовить ужин. На этот раз путникам бог послал не хитрую байкерскую похлёбку и чай. Когда с ужином было покончено, мы, уставшие и измотанные скучной дорогой, заползли в палатку и провалились в тревожный, но сладкий сон. На следующее утро встали попозже, торопиться нам было некуда. Сходили на реку, умылись, позавтракали. Стали сворачивать лагерь, мыть посуду и увязывать шмотки на мотоцикл. До дому оставался небольшой перегон, эдак километров в 200 и всё. По этому выехали не спеша, за день, по любому доедем. Дорога скучная, сто раз езженая, по этому и рассказывать нечего. Домой приехали часа через четыре, разгрузили в гараже мотоцикл и после крепкого поцелуя в бак, за то что не подвёл за всю дальнюю дорогу, отправились домой неся на себе свои шмотки. Ну вот и закончилось наше путешествие, всего за 14 дней проехали 4617 км, а сколько денег и бензина сожгли считать не стал, да это и не важно. Главное, что устав от дороги как собаки – отдохнули душой как праведники. А фотографии в альбоме, долго будут напоминать о пройденных дорогах долгими, зимними вечерами. Напоминать о красоте земли Уральской. А ещё случается, что байкер шатаясь по нашим дорогам, встречает свою половинку и они иногда женятся или выходят замуж. Не у всех с первого раза семейная жизнь складывается гладко, по этому женятся и не один раз. Для того, чтобы это было не банально, не как у всех, они, то есть – байкеры, придумали свою байкерскую свадьбу, свои обряды. А чтобы это было весело и запомнилось надолго, делают это как фестиваль. Вот о таком фестивале и пойдёт речь. Все действующие лица реальны и это было на самом деле. Положение о фестивале (свадьба байкерская) Брачующиеся должны быть байкерами (хотя бы, кто то один). Брачующиеся должны получить свидетельство о регистрации брака в государственном бюро загс накануне, но не раньше недельного срока. На церемонию прибывают на мотоцикле, в дорожной спец.одежде (бандана, косуха) и при всех цацках(они же феньки, нашивки, цвета клуба, цепи и т. д.) Украшение мотоцикла – на усмотрение брачующихся ( ленточки, куклы в банданах, шары, цветы). Мигалки и другая свето.техника - запрещены. Кортеж из 10 моторов не более (с соблюдением всех ПДД, если меньше, то не смотрится. Если больше, то непонятно, что за действо, впечатление такое – будто байкеры едут «торжественный проезд» ). Церемония проходит при большом стечении байкеров (они же родственники и друзья). Лучше во время байкерского фестиваля. Место где происходит действо (дом культуры, парк, загородная поляна – не важно, главное - это место, где можно разместить большую компанию вместе с мотоциклами и поставить палаточный лагерь). Полномочия по заключению брака предоставляются одному из авторитетных байкеров (президент клуба, лидер формирования или лицо выдвинутое группой вольных байкеров). Заключение брака не предусматривает записи в похозяйственные книги. Для фиксации данного факта достаточно видеосъёмки и фотографирования. Уполномоченный байкер, он же ведущий всю церемонию , просит произнести брачующихся клятву верности друг другу и байкерскому движению. Крестят крестом, сваренным из шестерней и шатунов, над головами держат шлемы, машут кадилом из цепи, поршня и кусочков тлеющего фумитокса. После произнесённой клятвы и одобрительно - утвердительной реакции собравшихся, брак считается состоявшимся. О чём извещает всех уполномоченный на это байкер. После обмена кольцами и поцелуя пара считается – мужем и женой, а церемония считается законченной. Дальше начинается празднование и чествование новоявленной байкерской семьи. Финансовые расходы на проведение данной акции несут брачующиеся (так же может спонсироваться лицами представляющими данный мотоклуб, формирования). Гости и родственники брачующихся могут им дарить подарки. Приветствуются подарки на мототему : по марке мотоцикла у жениха или невесты, туристическое снаряжение или просто и без затей – бочка бензина(шутка). Собственно сама клятва Клятва жениха. Фамилия и Имя (он же - имя в тусовке), обещаешь ли ты любить и уважать жену Фамилия и Имя (она же - имя в тусовке)? Как бы не было плохо или хорошо, всегда оставаться байкером? Брать жену с собой на фестивали, слёты и тусовки? Быть терпимым во время поездок, чаще давать ей время на отдых? Заботиться о ней, следить, чтобы она была всегда накормлена и напоена? В доме, в палатке или у костра всегда отдавать ей самое хорошее место? Во время байкерских мероприятий не оставлять её одну, без внимания? Обещаешь ли ты любить свою жену, минимум 7 раз в неделю, мыть руки после гаража, не садиться за стол в грязной бандане? Беречь от непогоды, от неприятностей, ссор, а так же чрезмерно не использовать моторесурс женского организма? Всегда относиться к ней уважительно, не допускать каких бы то ни было оскорблений, ни словом, ни взглядом, ни жестом, ни делом? Быть надежной опорой и защитником? Клятва невесты. Фамилия и Имя (она же – имя в тусовке) обещаешь ли ты любить своего мужа-байкера Фамилия и Имя (он же- имя в тусовке) даже если от него иногда будет пахнуть бензином и пылью дорог? Уважать байкерские традиции? Следить за мужем, чтобы он был всегда накормлен и напоен, что бы был всегда опрятен не только в одежде, но и в мыслях? В доме, в палатке – всегда согревать место для мужа? Не пытаться "навести порядок" в той неразбирихе, что твориться в гараже, но при необходимости подать нужный ключ? Сдувать пылинки с его мотоцикла? Готова ли ты будешь потратить последние до получки 300 рублей на бак бензина для путешествия на мотоцикле? Всегда относиться к мужу уважительно, не допускать каких бы то ни было оскорблений, ни словом, ни взглядом, ни жестом, ни делом? Беречь от непогоды, от неприятностей, ссор, а так же чрезмерно не использовать моторесурс мужского организма? Клянутся на байкерской библии – инструкция по ремонту и эксплуатации мотоцикла или каталоге оригинальных зап.частей для мотоциклов. Клятву читает президент клуба или уважаемый в байкерской среде человек. А теперь пришло время рассказать о самом действии: это происходило на байк-фесте «Дикий, Западный Урал» совсем недавно и некоторые его участники его ещё помнят. Фестиваль проходил под темой «Индейцы и ковбои Дикого запада». По этому у некоторых участников были индейские имена. Ведущий программу – индеец «Большой Живот», он же Иван Лебедев пригласил всех присутствующих на поляне подтянуться к музыкальному вигваму. Вперёд вышел святой отец из аббатства Св. Патрика с байкерским крестом в одной руке и байкерской библией, она же инструкция по ремонту и обслуживанию мотоцикла марки «Иж», в другой руке. Попросил брачующиеся пары выйдти в центр круга и помолясь начал. - «На колени « Собаки бешеные» , для которых сто вёрст не крюк и поднимите правую руку для принятия клятвы. Женщины пусть встанут с зади, с них спрос будет другой». Пока старый хрен, буксуя, читал текст клятвы для женихов, а мы тупо кивали башками в знак согласия, у меня затекла нога и стала опускаться рука, но я крепился. После наложения креста, церемонию продолжили невесты. Во время чтения клятвы (хотя , старый, ссылаясь на плохое зрение и самочуствие) вовсе забуксовал, это сказалось причащение для храбрости и принятия 0,5л. Огненной воды . После этого не каждый будет в седле, его на поляне, вовремя подменил индеец «Большой Живот», вот он то, весело и непринуждённо закончил всю церемонию, а «Святому Отцу» оставалось только приложить к нашим буйным головам крест священный . После принесения клятвы, нас тоесть брачующиеся пары попросили вытянуть вперёд руки – невест правую, а женихов левую и объявили, что сейчас наденут свадебные кольца. Но у меня обручальные кольца (увесистые серебряные черепа) были на кармане, какого чёрта? Но артачиться не стали, сделали как просили. И тут сзади, какие то шустрые ребята защёлкнули на запястьях у нас наручники. И объявили нас мужем и женой, целовались под «Горько» и «Давай зажигай» долго и смачно. Ключи от наручников потом отдали жёнам. В итоге мы имели три семейные пары «Бад» с «Бадихой», «Шес» с Аксаной и «Тень» с Алёной. Далее выходили гости и приглашённые, дарили всякие ненужные, но приятные подарки. Оно ведь как, самое главное – Чтобы при раздаче тебя не забыли. В общем, говорили тёплые и откровенные пожелания, что то на счёт – долго и счастливо, ровных дорог без гвоздей и ментов, ну блин, такого не бывает. После этого всем объявили, что через полчаса, ну максимум час, новоиспечённые семейные пары накроют для всех гостей «Не хилую поляну». Будет уха из речной рыбы(тусовка была на берегу Великой реки Кама), мясо зажаренное на углях и рыба копчёная. То есть было обещано хорошее угощение. Закипела работа: мужья вытаскивали запасы огненной воды и пива, и выкладывали на траву по середине поляны. Жёны доваривали уху, а это две кастрюли по 50л. Я занимался с шашлыком, другие с рыбой копчёной. Когда всё было разложено и выставлено на поляну ( такого сказочного натюрморта – мясо, рыба, пиво, водка и всего много, я никогда не видел) – всех пригласили к импровизированному столу и байкеры неспешно стали подтягиваться и угощаться. Ну вот, как говорится и попёрло веселье. Всё было интересно, ярко и хорошо. Но! Самое удивительное было утром. Я встал, ни свет, ни заря, чисто проверить индейские посты и обойти лагерь. Нет, такого я не видел в нашей стране никогда! На траве, непочатыми, лежали двадцать семь бутылок водки. На следующий день фестиваль продолжался, разъезжаться стали только к вечеру. Уставшие от общения и отдыха, пропахшие костром и рекой, байкеры разъезжались по домам. Единственной разницей у них было это дорога – кому то до дома всего полчаса ходу, кому то пол дня, а кому то быть в дороге целый день. Этот раздел даст ответы на вопросы касающиеся путешествий и путешественников. Владельцы иномарок могут отдыхать, им это не только ни к чему, но и не по плечу. Здесь для мотоциклов с колясками. Сейчас можно рассказать о некоторых то ли хитростях, то ли премудростях, речь пойдёт о туристических мелочах, которые выручали в дороге не раз. Это может быть полезно только для владельцев «колясычей» и то русского происхождения, как то «ИЖ» , «Урал» или «Днепр». Все эти мелочи имеют свой вес и габарит, на одиночных мотоциклах их просто некуда будет впихнуть. А вот на «колясыче» это всё, да запросто. По этому то владельцы «колясычей» везде устраиваются с комфортом. Ладно если поездка по трассе, где встречаются города и на каждом километре заправочные станции, а вот если уезжаешь в сторону, да километров на 300. Можно сказать – в глухомань, тогда как? Вот тут то и пригодятся эти мелочи – не мелочи. Первое, что надо – это топливо, здесь выручит и запасная канистра литров на 20 и непременно топливный бак увеличенного объёма, литров эдак на 30 – 40. Некоторые путешественники делают и на больший объём, 50 – 60 л. Но это на самом мотоцикле, а в коляску можно положить – да что душа пожелает. А желание такое: надо топор небольшой, такую же лопатку. Кусок трёхслойной фанерки – чисто разделочная доска, хороший кухонный нож. Под сидением складная тренога из прутка для костра, не рубить же на каждой стоянке новые рогульки. Набор шампуров для любителей кухни на углях. За сидением в коляске можно пристроить небольшую ручную лебёдку на полтонны с тросом на 15 метров, это на случай когда засадишь мотоцикл по самое некуда. Пять – семь кусков ремня от привода станка с крючками, крючки цепляются за спицы, ремень оборачивается вокруг шины и вот готово зацепистое, проходимое по грязи и снегу колесо. Если запаску с коляски поставить на раму мотоцикла, то на освободившееся место можно сделать , ну что то на подобие корзины из прутка диаметром 8 мм. Куда славно разместится и палатка на 4 чела, и котелки для похлёбки и чая, с кружками, ложками, чашками и вилками, короче вся нехитрая кухня путешественника. Спальные мешки , да ещё пара пенок. Сидение в коляске нужно сделать со складной спинкой. За спинкой складная дуга из пластиковой трубы диаметром на 25мм, для поддержки плёночной накидки, типа такого дорожного «парничка», дожди в пути никто не отменял. Вот вроде и все премудрости, но как без них было плохо, при стандартной комплектации. Теперь пришло время ответить на некоторые вопросы касающиеся выбора ночёвки путешествующих. Некоторые байкеры любят комфорт в дороге и не приминут остановиться в каком ни будь мотеле или придорожной гостинице. Там с безопасностью ночующих или отдыхающих проблем нет. А вот когда ночь застаёт в пути, на перегонах между большими городами, или вообще на просёлочных дорогах. Тогда как? Идеальное место для ночёвки – это на берегу реки или ручья (чтобы было где смыть пыль дорожную, искупаться, умыться и помыть посуду). Рядом чтобы был лес или рощица на худой конец, где можно набрать дров для костра. И небольшой стожок сена, пойдёт и скошенный покос, чтобы можно было набрать сена для душистой постели. Тот кто ночевал на сеновале меня поймёт. И место это должно быть ещё и красивое, чтобы можно было пожить подольше. Как же здесь с безопасностью? То звери по ночам рыщут, то люди нехорошие, да мало ли чего. Значит место для ночлега должно быть удалено от населённых пунктов километров на 8 – 10 это как минимум. Чтобы на огонёк не заглянул пьяный местный житель или городской и конченый наркалыга. Ладно если у него нет злого умысла, но и мало кайфа отвечать на его вопросы, зачем да почему. Со зверями сложнее, я не дрессировщик, но знаю, что крупный зверь старается обойти стороной места где пахнет техникой и где шумно. Другое дело с мелкими братьями – ворюгами, как то выдры , бурундуки, хомяки и хорьки. Эти под ваш шумок, могут кончить все ваши съестные припасы . Ясное дело, что спасибо вам не скажут, а прогрызанный в нескольких местах рюкзачок, настроение не подымет. Иной раз место для ночёвки , едешь , высматриваешь километров 50, чтобы совпали все условия. Делать это надо заранее, за час , а то и за два до предположительной стоянки. Ладно если ездил этой дорогой, то уже знаешь где можно остановиться. Но бывает, что это новая для тебя дорога. Нужно посмотреть по карте, где есть озёра, речки, ручьи и на каком расстоянии от них населённые пункты. Сворачивая с дороги к месту предположительной ночёвки, убедитесь что ваш манёвр никто не видит, если кто то едет сзади, скинте скорость, дайте обогнать. Даже можно слегка проехать свой отворот, потом можно развернуться и заехать куда вам надо. Место ночёвки и костерок у палатки не должен просматриваться с дороги. Всегда палатку надо прикрывать мотоциклом с той стороны поляны откуда заехал, на случай если ночью в темноте, кто то может заехать или пробежать. Было как то раз, остановились на лесной опушке. Встали , поужинали и завалились спать. Спали как убитые, а утром обнаружили на верху палатки глиняные следы здоровенных копыт и около палатки вмятины от того, что кто то приземлился, перепрыгивая через нашу палатку. А надо было повнимательнее поглядеть, когда ставили палатку. Мы поставили свою как раз на лосиной тропе. Ладно бог нас сберёг, а то представить даже трудно, что бы было с нами при другом раскладе. Одним словом к ночёвке, всегда надо относиться серьёзно и основательно, а в палатке под рукой топор или нож. Можно и ствол, если он с тобой. Эти железные ребята, с железными нервами никогда лишними не были и выручали не раз. А в основном , ночёвка в палатке – всегда романтичнее, чем в гостинице или мотеле. Так оно, иной раз и путешествие - путешествию рознь. А теперь пришла пора для байкерской лирики, пройдя по жизни много лет, я не встречал в литературе стихов о нашей братии. Да, стихов о дороге написано много, а вот о байкерах нету. И как бы восполняя этот пробел я написал немного стихов. Не мне судить, хороши они или плохи, это я выношу на ваш суд, читатель. Не взыщи если встретишь слова матерные , значит другое слово туда я вставить не мог. Все истории в плетённые в стихи были или со мной, или с моими друзьями, или навеяны были хорошим настроением. Но все эти стихи посвящаются моим друзьям – байкерам. Из цикла: Мотоциклисты Байкерам посвящается «Загадка» Без него ты не сдвинешься с места, без него ни к чему тормоза. Без него ты не снимешь мощность с заднего колеса. Здесь ни цепь, ни кардан ни при чём. С КПП тоже полный о кей. Без него не работает двигатель, не запустишь его хоть убей. В карбюраторе топливо будет, на свече ломовая искра. Все усилия будут напрасны и это увы не игра. Что же всё таки это такое, без чего же нам просто беда? Подскажи мне, пожалуйста , байкер. Что исправным должно быть всегда? Что задумался? Ладно!? Не надо! И не делай же хмурым лицо. Это просто, сломалось чугунное, поршневое кольцо «Новый Год» В этот праздник Ёлку наряжают и приходит добрый Дед Мороз. Который за собой всегда привозит, подарками гружёный паровоз. Правда не для всех его гостинцы, лишь для тех кто душою открыт. А жадный и злой, как обычно, на подарок, увы, пролетит. Исполнится желанье в этот праздник, если загадать его успел. И может быть случится, что то важное, если в гости ангел прилетел. Для байкера, обычно, в это время, в самом разгаре – ремонт. Грязная и пыльная работа, а не какой ни будь понт. Что просить у Деда бородатого? Мотоцикл, бензин, монеты звон? Для байкера лучший подарок – это новый байкерский сезон. Что бы лето длинное и жаркое, аварий и поломок ни одной! Новых путешествий и тусовок, и друзей, которые со мной. Что бы был бензин на всех заправках и дешёвым был – рубля по два. И конечно, чтоб не доставала байкера - ментовская братва. Вот и всё, чего я пожелаю и пускай быстрее настаёт Праздник, в который мы верим, в который наступает Новый Год! «Кондратий» Шагает зима неуклюже, по пояс сугробы метёт, А значит, любая поездка до лета, увы подождёт. В гараже обжигают руки холодные, блестящие ключи. Точно так же бывает летом, от горячей «бошевской» свечи. Ты честно сезон отработал и сердце остыло твоё. Видно такое не лёгкое мотоциклетное бытиё. Чисто все расслаблены пружины и подвеска полностью висит. Отдыхаешь ты, но временами, отражатель фары заблестит. А пока ты спишь, как под наркозом, я тебе ремонт и проведу. Заменю тебе, что износилось, в порядок механизмы приведу. Заменю и масло, и резину, на кардан поставлю новый крест. Поверь, что он скоро закончится, этот скучный, домашний арест. Что осталось? Смазать и подкрасить, а на это будем ждать тепла. В основном, у всех они похожи – байкерские, зимние дела. «Открыть сезон» Открыть сезон, наверно это просто. Ведь каждый открывает для себя. Когда весной подсохшая дорога, сначала робко, позовёт тебя. Позовёт, а мы того и ждали, пусть снег по кюветам лежит. Соскучившись по скорости пьянящей, мотоцикл мой по трассе летит. Я его не держу, отпускаю, пусть весну полной грудью вздохнёт. Пусть мотор прочихает, прокрутит. Пусть себя после спячки встряхнёт. Открыть сезон и оценить работу, которую зимою проводил. Какие прибамбасы понавесил, а может, что с проводкой намудил. Проверить все системы и отладить, чтоб мотоцикл работал как часы. Чтоб в середине лета, за зап.части, не продавать последние трусы. Открыть сезон и встретиться с друзьями и свой показать аппарат. Это редко бывает с нами, ты можешь поверить мне брат. Рассказать им куда ты задумал, этим летом, забить дальнобой. И узнать, может кто то захочет, в компанию, вместе с тобой А ещё показать, между прочим, с нержавейки значок чумовой. И новою сверкнуть татуировкой, ту что нарезал зимой. Открыть сезон и побыть на природе, в синем небе косяк журавлей… И солнышко светит сильнее и с каждым днём становится теплей. Уже не за горами лето жаркое, и ты уже не тот, что был вчера. Ты из домашнего становишься блудливым и не проводишь дома вечера. Домой ты попадаешь только ночью, случается, ночуешь в гараже. И по боку идут дела домашние, ведь это всё не главное уже. Теперь мотоцикл и дорога в байкерском сердце живёт. И в самом начале помолимся богу, который нас всех бережёт. Открыть сезон, в котором непременно на новых друзей повезёт. И на какие мотто – фестивали этим летом тебя занесёт. Будут ли поломки и аварии, этого не знаешь ты пока. А просто сезон - открываешь и даже балдеешь слегка. Тебе опять даётся новый шанс – счастливым быть и выбирать дорогу. И где бы тебя не носило , возвращаться к родному порогу. . «Дороги» Какие на свете бывают дороги? Спроси, как могу, расскажу. По тем, что проехал когда то, я на карте тебе покажу. Дороги, они очень разные. У каждой характер свой. Бывает, случится дорога куда то, а после дорога домой. Асфальт встретит дымом и гарью, по обочинам грязный хлам. Где-то ровный, а где-то разбитый. Поедь, всё увидишь сам. Пыльный и грязный бывает грунтовый, просёлочный тракт. И техники меньше на этой дороге, а это поверь мне – факт. Это летом, зимой по другому, гололёд и снега вокруг. И нужен тебе в попутчики хороший, проверенный друг. Пургою заносит дорогу. Куда ты теперь? Постой! А если мотор заглохнет? Мы, нахрен, замёрзнем с тобой! Разные на свете есть дороги, а милее сердцу лишь одна. Та, что пролегла меж гор высоких, где в соснах зацепляется луна. Та, что пробежала по полянам, по полям, по ручьям и лесам. Которая петляет меж озёрами и проходит по дивным местам. Бывает она очень узкая. На мотоцикле еле проползёшь. Когда вдоль реки и под скалами, а уже никуда не свернёшь. А бывает и очень широкая, бывает шириною в километр. Когда от дождей так раскиснет, это значит – дороги нет. Нет на этой дороге бандитов, нет на этой дороге ментов. По обочинам этой дороги много, много душистых цветов. И когда незнакомой дорогой, за поворотом, снова поворот. Успевай только руль поворачивай, иначе в кювет унесёт. А сколько вдоль этой дороги разорённых сёл и деревень. Их не война поразрушила, а пьянка, безработица и лень. И какие времена бы ни случились и в какие не вела бы ты края. Всё равно я люблю тебя очень – полевая дорога моя. «Обгон» Это случается с каждым, если ты совершаешь обгон. Ты находишься на дороге и пойми – это не полигон. Для кого-то дорога как средство, для кого-то дорога как жизнь. По этому друг мой – байкер, ты крепче за руль держись. Это самый простой из манёвров, его делали тысячу раз. Вылетаешь, обычно на встречную и прибавляешь газ. Это делаешь быстро и нагло, это просто секунда, миг. Обычно обгон бывает коротким, как будто крик. Так-же не раз бывало, за кем-то тащиться хвостом. За нерешительной сукой, кого обгоняешь потом. Бывает чуть-чуть сложнее, но опасней бывает он. Когда совершишь на дороге запрещённый, двойной обгон. Для многих он стал последним, этот самый манёвр простой. Им понапрасну кричали – «Не торопись! Постой!» Им встречный «Маз» судьбу меняет круто, да ещё гружёный кирпичём. Когда с дороги некуда деваться, лишь только идти на пролом. Бывало и так, что обгонят, на силу удержишь злость. Для меня километров за десять, на дороге положен гвоздь. Проезжаешь и видишь картину, стоит, что тебя обогнал. Бортует пробитые шины –«Куда-ж ты приятель гнал!» Это всё не с проста, ты знаешь, есть видно байкерский бог. Он меня бережёт в дороге, вот и сейчас помог. Но опасней всего бывает, для нас – мотоблок обгонять. Когда по дороге тащится эта колхозная бл*. Они пьяные едут, с навозом, по средине, ну что за народ. И заложат на лево не спешный, не показанный поворот. Когда грамотно, быстро и чётко ты выполняешь обгон. Я уверен, что без приключений, в основном откатаешь сезон. «Обелиск» Проезжая любою дорогой, ты их видел и видел не раз. Кресты, обелиски и плиты и это не дорожный прибамбас. За каждой плитой, чьё-то горе, чья-то потеря и боль. Здесь на спидометре чьём-то, стрелка упала на ноль. За крестом , тормоза отказали. За обелиском, стон и чей-то крик. Он за рулём заснул, проснулся поздно и врезался во встречный грузовик. По нашим уральским дорогам эти вехи ты встретишь везде Так обычно кончают люди, кому правила по п..зде. Для кого-то они на память, здесь погиб их отец или брат. И здесь никогда не услышишь русский, забористый мат. Сюда приезжают не часто, здесь веселья особого нет. Так, выпьют не много и вспомнят, сколько ему было лет. Как он лихо крутил баранку, как из рейса он, снова в рейс. И всегда привозил с подарками свой старый, потрёпанный кейс. Для нас же – предупреждение, сбрось скорость, не жми на газ. Здесь заплатили жизнью, чтобы мы жили сейчас. Не забудь! Здесь дорога опасна. Покрепче за руль держись. Нам ведь один раз даётся не простая, земная жизнь. И ты – проезжающий мимо, попроси удачи у бога. Ведь именно в этом месте закончилась чья-то дорога. Он тоже спешил куда-то и дома его кто-то ждал. Да жаль, в поворот не вписался и под откос упал. Ты едешь пока и не знаешь, где твой закончится путь. И если устал, то лучше на стоянку сверни отдохнуть. «Попутчик» Как-то утром мотор прогревая, паутину убрал со стекла. А вечером, на стоянке, она опять как новая была. И так было снова и снова, кто-то сеть неустанно плёл. Я долго искал, где он прячется и вот наконец нашёл. На руле, изолентой примотан от шариковой ручки колпачок. А в нём притаился надёжно, маленький, зелёный паучёк. Я таких никогда и не видел, он был цвета зелёной травы. Этим видимо и отличался от своей восьмилапой братвы. А ещё не везло зелёному, ни кто не влетал в его сеть. Приходилось ему голодным, всё это время сидеть. Ночью он просиживал в засаде длинные, холодные часы. Утром в паутине только были маленькие бусинки росы. Я ему поймал большую муху, прямо в паутину засадил. Мой попутчик выскочил и сразу лапками за горло ухватил. А потом вокруг её забегал, сеть свою потуже заплетал. Ну а мне казалось, что он будто, страшный танец смерти танцевал. Часа через два я привычно, паутину убрал со стекла. И надеясь, большущая муха для зелёного сытной была. Я ножом обрезал изоленту, меж камней засунул колпачок. Здесь, на этой солнечной поляне, больше повезёт тебе дружок. Я б его наверно и не вспомнил, если бы он цветом был другим. Почему-то врезался на память, маленький, зелёный пилигрим. Вспомнилось жаркое лето, проведённый вечер у костра. А всё потому, что осень – мерзкая, дождливая пора. «Уральские байкера» Это случилось однажды, это не сказка, а быль. Мы мчались, как будто ветер и поднимали пыль. Откуда нам знать, что будут на трассе дежурить менты. Когда мы по всей, по дороге выделывали финты. Что будет, того не минуешь, хочешь этого ты или нет. Мы поздно увидели включенный, сине – красный, мигающий свет. В мегафон нам кричали громко – «Принять вправо! Водитель стой!» Нам дурацкий приказ – по обочине и мы мчались вперёд стрелой. Только это крутилось не долго, выстрел дурь оборвал. Я нажал тормоза до отказа и на обочину встал. Пара пуль по асфальту черкнула, пара пуль просвистела в высь. Теперь от ментов достанется, а ты байкер только держись. В этой встрече не будет хорошего, я съезжаю тихонько в кювет. А потом мимо сосен и ёлок, по тропинке и всё – привет. Пробирались по лесу спокойно, слыша крепкий мат за спиной. Ну а после, дорогой лесною возвращались к себе домой. Мы конечно запомним надолго, что такое бывает порой. Только всё-таки не понятно, в чём мы провинились с тобой. Передёрнув затвор автомата, нам в спину стрелять не спеши. А перед тем как нажать на курок, за нас помолись, для души. Мы обычные русские парни, не бандиты, не фраера. Такие вот мы, безрассудные, уральские байкера. «Байка про байкера» Есть такой прикольный парень, по Уралу ходит слух. С воду он обычный байкер, только телом больно сух. Гуркин Васька, кто не знает, ростом где-то метра два. И такой трепло ребята, в общем полная балда. Но в моторе разберётся и в бензине знает толк. Только вот обидно Васе, не ночной он и не волк. Где, когда, какое шоу, Вася знает наперёд. И обычно, если спросишь, то конечно же соврёт. Сколько тысячь километров намотал в дороге он. Был в Москве, в Новосибирске и в Ирбите за сезон. Мотоцикл простой у Васи, сразу видно – самопал. Он его, как мне сказали, аж два года собирал. Раз на байкерской поляне разожгли большой костёр. И за летние тусовки начинаем разговор. Я сначала слушал вроде, сигаретку закурил. Вдруг с дороги шум раздался, смотрим - Вася прикатил. Оживилися ребята, даже знают наперёд. Васька по тусовкам шлялся, может что нибудь соврёт. Да! Сказал Василий гордо, нынче я в Москву гонял. И чтоб было всем понятно, на спидометр показал. Нам до фени твой спидометр, ведь ни кто не засекал. Рассказал бы лучше Вася, где всё лето пропадал. Почесал затылок Вася и кричит, ну хватит врать. Если хочете, могу вам про байк-шоу рассказать. Зря не верите ребята, я ведь там в натуре был. И с самим Саньком-«Хирургом» на поляне пиво пил. Сразу трёх подруг имели, ну а может быть и двух. С «Наркалыгой» план курили, чуть не потеряли нюх. Расстегнул косуху Вася, заголилася спина. На спине татуировка, ой держись теперь страна. Ты хоть сам то видел это, что таскаешь на спине. Не, я был тогда в отключке, когда там кололи мне. Ты ведь умный вроде Вася, как же получилось так. Во всю спину трактор едет и подписано «Мудак». Разозлился было Вася, но наколку не сотрёшь. А такой прикол наверно, больше в жизни не найдёшь. Поостыл немного Вася, молвил – Ладно! Не беда! Это ведь не электричка, трактор едет хоть куда. Ну а вечер потихоньку превращался в ночь. И компания с поляны потянулась прочь. Снова Гуркина не стало. Осень, кончился сезон. По весне увидим Васю, на дороге будет он. «Два пера» Мы встретились на перевале, когда день клонился к закату. В горах собиралась гроза и слышались грома раскаты. Я встал на ночлег у дороги, похлёбку себе заварил. Дымил табачком и от нечего делать с «Кондратием» говорил. О том, что дорога тяжёлая, не знаю, что ждёт впереди. И знаешь, ещё одна просьба – пожалуйста не подведи. Такое бывает не часто, обычно, когда мы в пути. Когда самый трудный участок остался уже позади. Вдруг слышу как хлопают крылья. Кто в гости ко мне прилетел? И вижу, совсем не далёко, старый коршун на камень сел. Он голубя лесного, мёртвой хваткой в острых когтях зажимал. На ужин, как видно, приятель ты эту добычу поймал. Ну что ж, у меня всё готово и слушай давай поедим. А то, что-то стал я по жизни всё время один, да один. Мощным клювом и остервенело, он свою добычу разорвал. И жёлтыми глазищами посматривал, как я свою похлёбку уплетал. Всё вкусное быстро кончается, я ложку швырнул в котелок. И в кружку налил ароматный, горячий и крепкий чаёк. Пернатый приятель похоже, был сыт и лететь не спешил. Он чистился после принятия пищи и даже хвост распушил. «Что ж, сильная, гордая птица. Хозяин окрестных скал. Спасибо за гостеприимство.» - тогда я ему сказал. Он клёкот издал свистящий и оба поднял крыла. Я утром нашёл у камня два полосатых пера. Они на ветру шуршали и в шорохе слышалось мне. Тебе, это парень, на память и вспоминай обо мне. Теперь на любую тусовку надену свой талисман. Ведь редко бывает такое и это совсем не обман. Пускай даже в лёгком движении, в шорохе будет игра. У меня на плече развеваются два полосатых пера. «Придорожные Феи» Встретил я их на дороге, двух девчонок семнадцати лет. Я ехал тогда на тусовку, а время было – обед. Как обычно свернул на обочину, аппарат заглушил. Разминая затёкшие ноги, взял да кусты обмочил. Вдоль дороги о чём-то хихикая, вижу две крали идут. Небольшое ведро картошки и с чем-то корзинку несут. Поравнявшись, остановились, стесняясь начать разговор. Обе в платьишках простеньких, ситец в зелёный узор. - Чем же, девчонки торгуете? Их я спросил тогда. -Да вот – картошка и ягоды и за полтинник – сестра. -По чём же тогда картошка? – А тридцать рублей ведро! Если возьмёте ягоды, я вам уступлю за сто. Я обалдел сначала. – Что ж даром сестру продаёшь? Она мне в ответ с иронией: - так больше ведь с вас не возьмёшь. С сестрой мы с утра на дороге. В посёлке работы нет. Может чего – ни будь купите, возьмёте себе на обед? -Ладно, пусть будет по вашему. Ягод твоих возьму. А вот сестрёнку не буду, мне она ни к чему. Пусть её путану малолетнюю, кто-то мочалит другой. Может под вечер удастся вам тормознуть « дальнобой». Отдал я ей стольник за ягоды, она прячет деньги на грудь. С сел на крыло коляски, черники съесть и просто отдохнуть. И горькой казалась мне ягода и грустно подумал тогда. За наших, за русских девчонок, за их молодые года. Для них этой доли тяжёлой не хотел ни отец и ни мать. Теперь им самим приходится хоть как – то, но выживать. Может когда ни будь выйдет и тебе встретить их на пути. Помоги им чем можешь, прохожий, только вот не суди. «День рождения» День рожденья, байкер, грустный праздник Ведь ты стал на целый год старей. Лишь любовь к ревущим мотоциклам Стала, может быть, ещё сильней. В день рожденья будут ли подарки? Для тебя не важное, поверь. Быть душой моложе хоть не много Это стало главное теперь. Можно и судьбе сказать спасибо. Мне не нужно большего сейчас. Только не подвел бы конь железный В тот момент когда я выжму газ. А ещё хорошую погоду, Может быть у бога попрошу. И чтоб лето было долгим-долгим, Я потом об этом расскажу. Позарез ещё нужна удача И чтоб рядом был надёжный друг. С ним напополам разделим радость И несчастье, что случится вдруг. А ещё пускай дорога будет По красивым и родным местам. Пусть она пройдёт по перевалам По горам, по рекам и лесам. Пусть ты не узнаешь срок последний, Где и как закончится твой путь. С днём рожденья, байкер, с днём рожденья! И пожалуйста, всегда здоровым будь. «Сон байкера» Я всё время тебя вспоминаю, а вчера ты приснилась мне. Будто я вульгарный, не бритый прикоснулся к твоей руке. Ты с ресниц моих пыль дорожную мокрым обтёрла платком. Обняла и прижалась крепко, ты в платье была голубом. Я тебя усадил на колени, в шею нежно поцеловал. И сказал – Я так долго ехал, я так сильно устал. Сапоги с ног долой, не сразу, еле-еле кожан стянул, Закурил сигарету «Прима» и в дыму утонул. -Ты рассказывай, как живёте? Может зря меня принесло. Может чувствами сильными, страстными сердце вновь обожгло? Ты молчала и только смотрела. Ты смотрела, текла слеза. По щеке, по губам, по шее, как жемчужинка, как роса. По лицу твоему, я понял, что наверное был не прав, Но не мог поступить иначе ,ведь такой у байкера нрав. А потом объяснял что-то долго про дорогу и про дожди. Но тебя никогда не упрашивал – Ты меня на рассвете жди. Свечерело и было поздно, я постель разобрал, А когда ты пришла раздетая, я уже крепко-крепко спал. Ты меня растолкать решила, я с дивана упал, Но я видел совсем другое – как я в небе летал. Но какой-то майор гаишник мой полёт с АКМа прервал. И сказал – Ты превысил скорость, я с радаром тебя засекал. И очнувшись, смотрел на стены и ни как я не мог понять. Что-же было на самом деле. Ну и сон был е..ёна мать. «Голландец» Я встретил его на стоянке, где «дальнобой» отдыхал. В сторонке от фур многоосных, он свой аппарат парковал. Я рядом поставил «Кондраху», затёкшие ноги размял. Спросил, как обычно –Слушай! Тебе я не помешал? -Да нет, всё нормально, швартуйся. Здесь места хватает для всех. И после дальней дороги расслабиться, тоже не грех. -Ладно?! Давай познакомимся? Лёха меня зовут. Еду с Челябинской области, а заночую тут. -А я всё мотаюсь по свету, с тех пор как в Чечне война. Имя моё –«Голландец» за то , что в дороге всегда. -Давай приготовим ужин. И мы запалили костёр. А после потёк не спешный, всё больше за жизнь разговор. -Ты знаешь, я что-то не понял или это какой- то бред. У тебя кроме мотоцикла, ни родных и ни дома нет? -Так бывает, брат. Что же поделать. Видно такая судьба. Всегда будет кто-то крайний, в стране, где за нефть война. На изломе двух тысячелетий, мир наш не стал мудрей. Всё ещё, где-то танки грохочут и убивают людей. Где-то портят небо дымом чёрным, кровью красной мажут белый снег. В Первомайском, слышал про такое? Там не каждый имеет ночлег. Был дом у меня и дети, и тёща с женой была. Но все под бомбёжкой погибли, пол посёлка сгорело дотла. Теперь мне осталась дорога, боль и тоска на душе. Живу, в общем, где придётся и мне всё равно уже. А так всё, что надо имею, бензин – «дальнобойщик нальёт. А смерть не ищу. Старуха, сама кого хочешь найдёт. Такой разговор получился в короткую, летнюю ночь. На утро, с чайком горячим, мы позавтракать были не прочь. Попрощались и вышли на трассу, мне на запад, ему на восток. Я крикнул ему –Может встретимся? И влился в дорожный поток. «Баллада о байкере» На могилу его не приходят грустить, у дороги где ива поникла. Под крутым косогором, за место креста, бак и рама его мотоцикла. Для его, настоящего байкера, расстояния были не в счёт. Он жил мотоциклом, дорогой, то тусовки, то слёт. Но как-то, однажды под вечер его грузовик зацепил. Пьяный шофер сидел за баранкой, за дорогой почти не следил. Он удар не почувствовал даже, посредине дороги пёр. Ну а байкера с мотоциклом он просто с дороги смёл. Он уехал и в пьяном угаре песни пел и как будто шутил. Ведь никто же не видел этого, как он мотоцикл загубил. Ну а байкер лежал под обрывом, он хрипел что-то, еле дыша. Только в сумерках, тело бренное покинула разбитая душа. И нету пока ей места ни в раю, ни в аду. Пока душа беспокойная не ухватит ту – на ходу. Ей тогда уже было по боку, в ад попадёт или в рай. Поймать бы ту суку колёсную и трахнуть о жизни край. И как-то глубокой осенью, когда уже был гололёд. Повстречались они на дороге и она улетела вперёд. И на спуске, в крутом повороте, она стала в засаде ждать. А что будет дальше, посмотрим, ей было на всё наплевать. Водила того и не зная, бетонные плиты вёз. Вдруг на стекло лобовое огромный бросился пёс. Он руль крутанул очумело, мурашки по телу прошли. Тормозную педаль до пола, колёса в занос пошли. А там за крутым поворотом, очень глубокий обрыв. Машину перевернуло, кабину плитою накрыв. И вышло по жизни – в аварии шофер был сам виноват. А в небе мерцала точка мощностью на пятнадцать ватт. Безнаказанно в мире этом не позволено жить никому. По этому решать дела такие можно только богу одному. «Конец сезона» Наступает дождливая осень, разноцветный кружит листопад. И снова скучает по лету байкер по имени Бад. Всю неделю дожди проливные отмывают дорог полотно. И приходится прятаться чаще за лобовое стекло. И не тот уже кайф от поездки, стынут руки и зябнет лицо. И промозглые километры я мотаю на колесо. Их как видно не много осталось, потому что мотору – хана. Добиваю сезон, добиваю! Как бокал допивают до дна.
×
×
  • Создать...